Сокращённое наименование юрлица может быть на иностранном языке

Юрлицу не запрещено иметь сокращенное наименование на иностранном языке, если полное – на русском.

Полное фирменное наименование юрлица было на русском, а сокращенное состояло из букв латинского алфавита. Налоговая сочла это нарушением законодательства и через суд пыталась заставить юрлицо изменить сокращенное наименование. Суды решили, что у общества не может быть сокращенного иностранного наименования, если нет сокращенного русского. ВС РФ счел иначе.
 
По его мнению, если полное наименование юрлица оформлено на русском, то сокращенное может быть на любом другом языке. При этом дополнительное русское сокращенное наименование необязательно. Такая позиция уже встречалась.
 
Документ: Определение ВС РФ от 05.04.2018 по делу N 307-ЭС17-19674
17 апреля 2018 г.

 

 

Смена позиции при новом рассмотрении дела не поможет выиграть спор.

Оспаривая исковое требование – надо быть последовательным!

В арбитражном суде рассматривалось дело о взыскании задолженности по договору поставки.
 
Ответчик в суде первой инстанции первоначально не оспаривая факта поставки товара, заявил о наличии претензии к его качеству поставленного товара.
 
В следующем, ответчик свою позицию изменил и  стал утверждать, что товар на спорную сумму в его адрес вообще не поставлялся.
 
Первая инстанция отметила, что такое поведение может указывать на злоупотребление правом и затягивание процесса. Апелляция и кассация поддержали эту точку зрения. В итоге дело ответчик проиграл.
 
По сути, в данном случае суды применили принцип эстоппеля. Не исключено, что ответчик мог добиться успеха, если бы изначально оспаривал факт поставки либо попытался доказать ненадлежащее качество товара при повторном рассмотрении.
 
Документы: Постановление АС Центрального округа от 27.03.2018 по делу N А14-2562/2015
20 апреля 2018 г.

 

 

Недостоверное заверение об обстоятельствах является основанием для взыскания убытков

Недостоверное заверение об обстоятельствах стало поводом взыскать с поставщика 983 413 руб.

 В соответствии с п. 1 ст. 431.2 ГК РФ,  сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

 
Основываясь на вышеуказанной норме материального права ООО “Солод”,  закупившая у ООО “МДС Проект” газированные напитки для последующей реализации, в связи с претензиями правообладателей товарного знака “Страна Лимония” об отсутствии у ООО “МДС Проект” прав на использование и продажу товаров с использованием товарных знаков “Страна Лимония”, ООО “Акватэрра”, ООО “Интер- Трейд”, АО “Грин-ти” произвели возврат ООО “Солод” безалкогольного газированного напитка с использованием товарного знака “Страна Лимония” на общую сумму 930 313 руб., что подтверждается письмами ООО “Акватэрра” от 09.12.2016, АО “Грин – Ти” от 13.01.2017, ООО “Интер Трейд” от 06.03.2017, товарными накладными о возврате товара, нотариальным удостоверением электронной переписки.
 
Решением от 03.08.2017 Арбитражного суда города Москвы исковоые требования ООО “Солод” удовлетворены в полном объеме. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2018 г. решение оставлено без изменения.
 
Арбитражный суд Московского округа при рассмотрении дела № А40-83049/2017, при рассмотрении искового заявления ООО “Солод”  к ООО “МДС Проект” о взыскании убытков в размере 983 413 руб., указал следующее:
 
Требования истца основаны на нормах ст. 431.2 ГК РФ, которые правильно применены судами, поскольку ответчик дал истцу недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения, а именно, относительно прав на использование товарного знака для маркировки поставляемой продукции, и, соответственно, обязан возместить другой стороне по ее 6 требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений. Судами обоснованно отнесены к убыткам затраты на возврат покупателям стоимости товара и расходы на хранение. Предусмотренная указанной статьей ответственность наступает, если сторона, предоставившая недостоверные заверения, исходила из того, что другая сторона будет полагаться на них, или имела разумные основания исходить из такого предположения. В качестве последствий предоставления недостоверных сведений об обстоятельствах при заключении договора статьей предусмотрено возникновение права требовать возмещения убытков. Достоверность сведений о наличии прав на товарный знак ответчиком в порядке ст. 65, 71 АПК РФ не доказана. Доказательства несения убытков, их размер признаны документально подтверждёнными.
 
С постановлением Арбитражного суда Московского округа  можно ознакомиться здесь:
 
 
 
07 мая 2018 г.

 

 

Подсудность раздела общего имущества супругов при признании одного из них банкротом

Иск о разделе общего имущества супругов при признании одного из них банкротом – подсуден суду общей юрисдикции.

Вышеуказанный вывод сделан судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, по делу №б-КП 8-1, при рассмотрении которого, усудебная колления указала следующее:

Поротикова Н.И. обратилась в суд с иском к Поротикову А.В. о разделе совместно нажитого имущества и признании права собственности на долю в совместно нажитом имуществе, указав, что  состоит в браке с Поротиковым А.В., с которым в период брака совместно нажито спорное имущество. 

Решением Арбитражного суда Рязанской области от 1 марта 2017 года Поротиков А.В. признан банкротом, в отношении него введена процедура банкротства – реализация имущества. Общие долги у сторон отсутствуют, общих с ответчиком несовершеннолетних детей не имеется. Соглашение о добровольном разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью, между истцом и ответчиком не достигнуто.

Письмом от 1 апреля 2017 года супруг отказал ей в разделе совместно нажитого имущества.

Определением Михайловского районного суда Рязанской области от 11 мая 2017 года производство делу прекращено.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 21 июня 2017 года определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Поротиковой Н.И. ставится вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отмене состоявшихся судебных постановлений, как принятых с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые 3 повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав заявителя.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, определением Арбитражного суда Рязанской области от 14 октября 2016 года признано обоснованным заявление АО «Россельхозбанк» о признании несостоятельным (банкротом) Поротикова А.В. и в отношении должника введена процедура реструктуризации долгов.

Решением Арбитражного суда Рязанской области от 1 марта 2017 года отказано в утверждении плана реструктуризации долгов гражданина и Поротиков А.В. признан несостоятельным (банкротом). В отношении него введена процедура реализации имущества сроком до 28 июля 2017 года.

Прекращая производство по делу, суд исходил из того, что разрешение заявленных Поротиковой Н.И. требований возможно лишь путём её участия в деле о банкротстве Поротикова А.В. в качестве кредитора по вопросам, связанным с реализацией имущества, составляющего общую собственность бывших супругов.

При этом суд указал на то, что законом не допускается рассмотрение судом общей юрисдикции дела о разделе имущества между супругами (бывшими супругами) после признания гражданина несостоятельным (банкротом), а второй супруг может получить свою долю из общей собственности только в виде денежных средств, вырученных от реализации совместно нажитого имущества.

С указанными выводами суда согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном толковании и применении норм материального и процессуального права.

В соответствии с абзацем 2 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 настоящего Кодекса, в том числе, если заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из 4 гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов (часть 3 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Пунктом 1 части 6 статьи 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьёй 6 Федерального закона от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) к специальной компетенции арбитражных судов отнесены дела о банкротстве вне зависимости от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.

Из смысла вышеприведенных правовых актов следует, что подведомственность дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами определяется с учётом характера спор 5 имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на неё взыскания.

В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке (пункт 3 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 4 статьи 213.25 Закона о банкротстве в конкурсную массу может включаться имущество гражданина, составляющее его долю в общем имуществе, на которое может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским и семейным законодательством.

Кредитор вправе предъявить требование о выделе доли гражданина в общем имуществе для обращения на неё взыскания.

В целях формирования конкурсной массы конкурсный управляющий в интересах всех кредиторов может обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества супругов (пункт 3 статьи 256 Гражданского Кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации).

Данное требование рассматривается в суде по общим правилам подведомственности.

Учитывая, что специальными нормами Закона о банкротстве прямо не предусмотрено рассмотрение арбитражными судами споров, связанных с разделом общего имущества супругов, при разрешении вопроса о том, в каком суде должно рассматриваться гражданское дело, следует руководствоваться общими нормами гражданского процессуального права, в частности пунктом 1 части 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым к компетенции судов общей юрисдикции относятся, в том числе исковые дела по спорам, возникающим из семейных правоотношений.

Разрешение споров о разделе имущества супругов отнесено к компетенции суда общей юрисдикции.

Возбуждение процедуры банкротства гражданина не означает, что все споры, связанные с формированием конкурсной массы, подлежат рассмотрению арбитражными судами.

Участие супруга-должника в деле о банкротстве возможно в случае, установленном законом, в частности, пунктом 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве при решении вопросов, связанных с реализацией общего имущества.

При этом в конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу).

Исковые требования Поротиковой Н.И. заявлены не в рамках требований в качестве кредитора по вопросам, связанным с реализацией имущества, составляющего общую собственность бывших супругов, а основаны на положениях гражданского и семейного законодательства, 6 направлены на защиту её прав и законных интересов, как собственника спорного имущества.

При таких обстоятельствах у суда не имелось предусмотренных законом оснований для прекращения производства по настоящему делу в связи с его неподведомственностью суду общей юрисдикции.

Кроме того, Поротикова Н.И. уже обращалась с аналогичными требованиями в Арбитражный суд Рязанской области.

Определением суда от 16 мая 2017 года по делу № А54-1301/2016 Поротиковой Н.И. указано на отсутствие у неё права на участие в деле о банкротстве супруга, в силу чего она должна обратиться за разделом совместно нажитого имущества в суд общей юрисдикции.

Двадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 1 августа 2017 года по делу №А54-1301/2016 оставил в силе данное определение.

Апелляционная инстанция указала, что в ходе процедуры банкротства супруг должника вправе в общем порядке обратиться в суд общей юрисдикции с иском о разделе общего имущества супругов и выделе имущества, причитающегося на долю данного супруга, либо потребовать признания права общей собственности на указанное имущество.

Если иск супруга о разделе общего имущества рассматривается после продажи имущества в ходе конкурсного производства, вырученные от продажи имущества средства, учитываются при определении долей супругов.

Таким образом, определением арбитражного суда также подтверждено, что Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» относит к компетенции суда общей юрисдикции раздел совместно нажитого имущества супругов после признания одного из них банкротом.

При таких условиях прекращение производства по настоящему делу не может рассматриваться иначе, как незаконный отказ Поротиковой Н.И. в реализации её права на судебную защиту.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем определение Михайловского районного суда Рязанской области от 11 мая 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 21 июня 2017 года подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

24 апреля 2018 г.

 

 

Определение материального ущерба – если автомобиль продан или отремонтирован

Как определить размер страхового возмещения, если автомобиль продан или отремонтирован?

Если нет возможности осмотреть повреждения автомобиля, так как он продан или отремонтирован, то судебную экспертизу можно провести на основании материалов дела. Например, по акту осмотра автомобиля. Такой вывод сделал Верховный Суд РФ в Определении ВС РФ от 17.03.2020 N 18-КГ20-9, 2-1801/18, при рассмотрении кассационной жалобы Гражданина обратившегося в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения.

При рассмотрении дела была проведена независимая экспертиза, в результате которой составили акт осмотра.

Претензию гражданина страховая оставила без удовлетворения.

Тогда он обратился с аналогичным требованием в суд.

Первая инстанция ему отказала. На момент проведения судебной экспертизы поврежденный автомобиль был отремонтирован, поэтому заключение на основании его осмотра не отражает реальный размер ущерба. Такой вывод поддержала и апелляция.

Верховный суд с ними не согласился и отправил дело на новое рассмотрение.

14 апреля 2020 г.

 

Неоднократное заключение срочного трудового договора.

Неоднократное заключение срочного трудового договора – Основание для признания договора заключённым на неопределённый срок.

Трудовой договор может быть признан заключенным на неопределенный срок при установлении факта многократности заключения срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции.

К такому выводу пришёл Конституционный Суд РФ, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 19.05.2020г. № 25-П “По делу о проверке конституционности абзаца восьмого части первой статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина И.А. Сысоева”

 21 мая 2020 г.

 

 

Нарушение прав потребителей финансовых услуг

Обзор судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг” (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.09.2017).

Верховным Судом РФ обобщена практика рассмотрения дел, связанных с нарушением прав и законных интересов потребителей финансовых услуг.

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законов при рассмотрении дел указанной категории сообщается, в частности, что:

– списание банком денежных средств со счета клиента должно осуществляться по тому курсу валюты и тем тарифам, которые действовали в банке на момент списания денег с банковской карты;

– начисление по истечении срока действия договора микрозайма процентов в том размере, который был установлен договором лишь на срок его действия, является неправомерным.

При заключении договора микрозайма до установления Банком России ограничений деятельности микрофинансовых организаций в части начисления процентов за пользование займом соответствующие проценты подлежат исчислению исходя из средневзвешенной процентной ставки по потребительским кредитам, установленным Банком России на момент заключения договора микрозайма;

– снижение судом размера процентов за пользование микрозаймом до размера ставки рефинансирования, то есть ниже, чем по любому из видов предоставляемых кредитными организациями физическим лицам потребительских кредитов, среднерыночные ставки по которым рассчитываются Банком России, является неправомерным;

– выдача (замена) сим-карты является услугой связи. Оператор мобильной связи несет ответственность за неправомерные действия по выдаче дубликата сим-карты с абонентским номером пользователя другому лицу, последствием которых является получение таким лицом доступа к банковским счетам гражданина, использующего этот абонентский номер с подключением к нему услуги “мобильный банк”;

– не допускается расторжение в одностороннем порядке по инициативе заемщика договора банковского счета, предназначенного для учета его кредиторской задолженности, если открытие такого счета являлось условием заключения кредитного договора;

– гражданин вправе отказаться от услуги личного страхования по кредитному договору и потребовать возмещения убытков, возникших в связи с непредоставлением в разумный срок надлежащей информации об оказываемой услуге;

– суммы процентов по кредиту и штрафных санкций, уплаченные гражданином в связи с незаконным отказом в выплате страхового возмещения по договору кредитного страхования, являются убытками, подлежащими взысканию со страховой компании;

– передача банком по агентскому договору другой организации персональных данных заемщика без его согласия недопустима;

– привлечение организаций, оказывающих финансовые услуги, к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, за включение в кредитные договоры (договоры займа) условий, ущемляющих права потребителя по сравнению с правилами, установленными законодательством в области защиты прав потребителей, признано правомерным.

16 октября 2017 г.

 

 

Субсидиарная ответственность контролирующего лица при банкротстве

Бремя доказывания разумности действий в преддверии банкротства возлагается на контролирующих должника лиц. 

При наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий и их совершения без цели причинения вреда кредиторам подконтрольной организации перекладывается на контролирующее лицо.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности компании, являющейся учредителем и единственным участником общества, и его бывшего руководителя.

Конкурсный управляющий обосновывал свои требования материалами налоговой проверки общества, в соответствии с которыми поступавшие должнику от реализации продукции денежные средства перечислялись по цепочке расчетных счетов третьим лицам и спустя непродолжительное время аккумулировались на расчетных счетах компании-бенефициара. Кроме того, компания-бенефициар изъяла у должника имущество производственного назначения, что повлекло невозможность осуществления им основной хозяйственной деятельности.
Определением Арбитражного суда Красноярского края от 26.02.2015, оставленным без изменения постановлениями Третьего арбитражного апелляционного суда от 28.05.2015 и Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13.08.2015, удовлетворены требования к бывшему руководителю и отказано в удовлетворении требований к компании-бенефициару со ссылкой на отсутствие доказательств совершения компанией как участником общества действий, прямо или косвенно направленных на доведение его до банкротства, поскольку признаки банкротства возникли у должника до совершения компанией указанных в заявлении действий.
Определением от 21.04.2016 N 302-ЭС14-1472 по делу N А33-1677/13 Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила названные судебные акты в части отказа в удовлетворении требований к компании и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям:
       – совершение компанией действий по перечислению выручки и отчуждению производственных объектов общества вызывают объективные сомнения в том, что компания руководствовалась интересами дочернего общества.
При названных обстоятельствах в силу статьи 65 АПК РФ на компанию переходит бремя доказывания того, что возникновение у нее права собственности по указанным конкурсным управляющим операциям явилось следствием обычного хозяйственного оборота, а не вызвано использованием участником его возможностей, касающихся определения действий общества, во вред кредиторам должника.
Именно компания как сторона договорных и внедоговорных отношений имела возможность раскрыть информацию по меньшей мере о сделках, связанных с перечислением денежных средств на принадлежащие ей счета со стороны ее контрагентов, подтвердив реальный характер операций и их экономическую обоснованность. Кроме этого, у компании не имелось объективных препятствий для представления сведений об истинных причинах отчуждения имущества общества.
– момент возникновения признаков неплатежеспособности хозяйствующего субъекта может не совпадать с моментом его фактической несостоятельности (банкротства).
Субсидиарная ответственность участника наступает тогда, когда в результате его поведения должнику не просто причинен имущественный вред, а он стал банкротом, то есть лицом, которое не может удовлетворить требования кредиторов и исполнить публичные обязанности вследствие значительного уменьшения объема своих активов под влиянием контролирующего лица.
При этом судам нижестоящих инстанций следовало проверить доводы конкурсного управляющего о том, что на фоне недостаточности денежных средств у общества (появления первых признаков неплатежеспособности) действия компании по изъятию выручки и имущества, используемого в производственных целях, усугубили и без того затруднительное финансовое состояние должника, что привело к банкротству, которое в такой ситуации стало неизбежным.
Положительная практика также формируется в Центральном округе: Арбитражным судом Центрального округа по результатам оценки представленных налоговым органом доказательств направления всех имеющихся в обороте предприятия денежных средств на приобретение векселя, досрочное предъявление данного векселя к погашению и направление полученных средств на выплату дивидендов в условиях неудовлетворительного финансового состояния должника, вынесено Постановление от 20.12.2016 N Ф10-4053/2010 по делу N А23-6082/2009 о солидарном привлечении юридического лица, контролирующего должника; в пользу должника с данного лица взысканы денежные средства в размере свыше 400 млн. рублей (Определением Верховного Суда РФ от 31.03.2017 N 310-ЭС16-6468(5) отказано в передаче данного дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства).
 
16 октября 2017 г.

 

 

Не подача руководителем должника заявления о банкротстве влечёт негативное последствие

Презумпция наличия причинно-следственной связи между не подачей руководителем должника заявления о банкротстве и негативными последствиями для кредиторов 

В Закона о банкротстве законодательно презюмировано наличие причинно-следственной связи между неподачей руководителем должника заявления о банкротстве и негативными последствиями для кредиторов и уполномоченного органа в виде невозможности удовлетворения возросшей задолженности.

Уполномоченный орган, в порядке пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве, обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по непогашенным должником обязательным платежам.

Арбитражный суд Пермского края и Семнадцатый арбитражный апелляционный суд заявление уполномоченного органа удовлетворили.
Постановлением арбитражного суда Уральского округа от 05.10.2015 по делу N А50-4524/2013 решения судов нижестоящих инстанций были отменены со ссылкой на недоказанность причинно-следственной связи между допущенными руководителем должника нарушениями (неправомерным поведением) и убытками, вызванными не перечислением должником обязательных платежей.
Определением от 31.03.2016 N 309-ЭС15-16713 судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отменила решения первой, апелляционной инстанций и решение суда округа и направила дело на новое рассмотрение, отразив следующее.
При своевременном обращении руководителя должника с заявлением о банкротстве, вновь возникшие фискальные обязательства погашаются приоритетно в режиме текущих платежей, а при неправомерном бездействии руководителя те же самые обязательства погашаются в общем режиме удовлетворения реестровых требований, тем самым бездействие руководителя влечет за собой имущественные потери на стороне публично-правовых образований и кредиторов, нарушает публичные интересы государства и частные интересы субъектов гражданских правоотношений.
Исходя из этого законодатель в пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве презюмировал наличие причинно-следственной связи между неподачей руководителем должника заявления о банкротстве и негативными последствиями для кредиторов и уполномоченного органа в виде невозможности удовлетворения возросшей задолженности.
Судебная коллегия указала на ошибочность выводов судов первой и апелляционной инстанций в части отождествления момента возникновения публичной обязанности со сроком ее исполнения.
 
Вместе с тем в предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, предусмотренной пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве, входит установление следующих обстоятельств:
– возникновение одного из условий, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве;
– момент возникновения данного условия;
– факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия;
– объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.
Указанные выводы Верховного суда также отражены в пункте 1 Обзора судебной практики от 06.07.2016 N 2.
Схожая практика сформировалась в арбитражных судах Волго-Вятского округа (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30.09.2016 N Ф01-3727/2016 по делу N А39-5462/2014), Восточно-Сибирского округа (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.11.2016 N Ф02-6390/2016 по делу N А19-16639/2012), Западно-Сибирского округа (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.09.2016 N Ф04-3592/2016 по делу N 27-23978/2014), Поволжского округа (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 29.11.2016 N Ф06-15397/2016 по делу N А12-39192/2014), Уральского округа (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 05.12.2016 N Ф09-10608/16 по делу N А60-47123/2013, Определением Верховного Суда РФ от 27.03.2017 N 309-ЭС17-1978 отказано в передаче данного дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства).
 
16 октября 2017 г.

 

 

Административная ответственность – учитывается при привлечении к субсидиарной ответственности

Обстоятельства установленные судом общей юрисдикции учитываются арбитражным судом при привлечении к субсидиарной ответственности.

В рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя общества по обязательствам должника, возникшим после истечения месяца со дня возникновения обстоятельств, свидетельствующих о признаках неплатежеспособности.
Определением Арбитражного суда Пермского края от 28.07.2015 по делу N А50-4727/2012, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции и Арбитражным судом Уральского округа, в удовлетворении заявленного требования отказано в связи с недоказанностью конкурсным управляющим всех обстоятельств пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, в редакции до вступления в силу Закона N 73-ФЗ и непринятием довода о преюдициальной силе постановления мирового судьи судебного участка Добрянского муниципального района Пермского края от 25.06.2012 о признании бывшего директора должника виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
В определении от 14.06.2016 N 309-ЭС16-1553 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации оставила в силе решения нижестоящих судов, но указала следующее.
В соответствии с частью 3 статьи 69 АПК РФ вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.
Однако в данном случае решение было принято по административному делу о привлечении бывшего директора к ответственности за нарушение норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а не по гражданскому делу.
В связи с этим правовая оценка судом общей юрисдикции действий бывшего директора и примененные им положения закона, на которых основан вывод о наличии состава административного правонарушения, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего преюдициальное значение для арбитражного суда, рассматривающего дело.
Вместе с тем, обстоятельства, установленные судом общей юрисдикции, должны учитываться арбитражным судом. Если арбитражный суд придет к иным, нежели содержащиеся в судебном акте суда общей юрисдикции, выводам он должен указать соответствующие мотивы. Данный подход согласуется с правовой позицией, изложенной в пункте 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях”.
Аналогичная практика в настоящий момент сформирована в Волго-Вятском округе (Постановление Волго-Вятского округа от 20.03.2017 по делу N А28-3218/2013).
 
16 октября 2017 г.