При отказе от страховки – деньги возвращаются

При отказе от страховки – деньги возвращаются.

Верховный суд РФ в определении суда от 31.10.2017г. № 49-КГ 17-24 напомнил банкам о том, что надо возвращать деньги заемщикам, отказавшимся от страховки.
 
Гражданин при заключении кредитного договора заявил об участии в программе добровольного коллективного страхования от потери работы, несчастных случаев и болезней заемщиков кредитов. Через пять дней заемщик отказался от страхования и потребовал вернуть денежные средства, уплаченные банку за страховку. Банк деньги не вернул – в документах стороны согласовали, что отказ от страховки возможен, но плата за нее не возвращается.
 
Рассматривая данный спор, Верховный суд напомнил, что все договоры добровольного страхования с физлицами со 2 марта 2016 года должны соответствовать требованиям ЦБ РФ к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования. На тот момент эти требования предусматривали возврат страховой премии при отказе страхователя от страховки в течение пяти рабочих дней со дня заключения договора страхования (сейчас этот срок увеличен до 14 календарных дней).
 
Кроме того, ВС РФ опроверг еще один аргумент не в пользу заемщика: нижестоящие суды отмечали, что раз договор страхования коллективный, то права заемщика как потребителя не нарушаются. Да и страхователем в этом договоре выступал банк – он заключал договор со страховой в пользу граждан, присоединившихся к программе страхования. А раз так, то и требования ЦБ РФ неприменимы, поскольку они применяются только в отношении физлиц. Однако Верховный суд отметил, что раз страховался имущественный интерес заемщика, значит, он и является страхователем.
 
Документ: Определение ВС РФ от 31.10.2017 N 49-КГ17-24
06 марта 2018 г.

 

 

Микрозайм, в сумме 10 000 рублей, обернулся долгом на сумму 494 240 руб.

Начисление процентов, установленных договором микрозайма, по истечении срока его действия, является не правомерным.

Верховный суд Российской Федерации, разбирая дело о начичислении процентов по договору микрозайма, в определении от 06.02.2018 N 81-КГ17-25, указал следующее:

Особенности предоставления займа под проценты заемщику – гражданину в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, устанавливаются законом (пункт 3 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При этом, порядок, размер и условия предоставления микрозаймов предусмотрены Федеральным законом от 2 июля 2010 г. N 151-ФЗ “О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях”.

Пунктом 4 части 1 статьи 2 названного Закона предусмотрено, что договор микрозайма – договор займа, сумма которого не превышает предельный размер обязательств заемщика перед заимодавцем по основному долгу, установленный данным Законом.

Исходя из императивных требований к порядку и условиям заключения договора микрозайма, предусмотренных Законом о микрофинансовой деятельности, денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим Законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.

Принцип свободы договора в сочетании с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, с учетом того, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства.

Это положение имеет особое значение, когда возникший спор связан с деятельностью микрофинансовых организаций, которые предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок, чем и обусловливается возможность установления повышенных процентов за пользование займом. Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций.

Начисление процентов, установленных договором займа,  по истечении срока действия договора, является не правомерным.

 

09 марта 2018 г.

 

 

Аннуитетные или дифференцированные платежи что лучше.

Арбитражные суды сделали вывод о том, что аннуитетные платежи, выгоднее дифференцированных.

При оценке доводов в части, касающейся выгодности погашения кредита аннуитетным или дифференцированным способом, арбитражные суды при рассмотрении дела А53-2903/2013, отметили следующее.

При аннуитетном способе погашения заемщик обязан ежемесячно платить меньше, чем он обязан был бы платить при дифференцированном способе погашения, но при этом не лишен права платить больше, за счет чего он беспрепятственно может платить столько, сколько платил бы при дифференцированном способе.

Таким образом, аннуитетный способ погашения кредита не лишает заемщика возможности осуществлять погашение кредита дифференцированными платежами, а наоборот, предоставляет заемщику свободу выбора в определении размера ежемесячного платежа, который он будет направлять на погашение кредита.

Условие кредитного договора о погашении кредита аннуитетными платежами содержит лишь предусмотренные законом требования о возврате суммы кредита и уплате процентов на сумму задолженности по состоянию на начало каждого операционного дня.

При аннуитетном способе погашения в начале периода погашения заемщик тратит на погашение кредита гораздо меньшие суммы, чем при дифференцированном способе погашения, и, соответственно, сохраняет больше денежных средств для приобретения других товаров. При этом покупательская способность этой суммы, сэкономленной при аннуитетном способе погашения в начале периода погашения, гораздо выше покупательской способности этой суммы, сэкономленной при дифференцированном способе погашения в конце периода погашения (например, через 13 лет) в силу того, что со временем покупательская способность денег снижается. Очевидно, что эта сумма через 13 лет существенно обесценится. Данный вывод подтверждается экономическим отчетом, согласно которому, чем больше временной период, тем больше показатель обесценения денег.

Суды пришли к выводу о единообразии в подходах определения полной стоимости кредита в годовых процентах и при расчете полной стоимости кредита путем погашения аннуитетным или дифференцированным способом; полная стоимость кредита является равнозначной.

10 марта 2018 г.

 

 

Расходы в исполнительном производстве относятся к судебным издержкам

Исполнение судебного акта является стадией арбитражного процесса и на нее распространяются положения АПК РФ, в том числе о распределении судебных расходов, связанных с оплатой услуг представителя.

Такой вывод сделан в Постановлении арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу № А75-12876/2016, в котором указано о том, что статья 106 АПК РФ не содержит исчерпывающий перечень видов расходов, которые могут быть отнесены к судебным издержкам,во взаимосвязи с процессуальными нормами о процессуальных правах и обязанностях участвующих в деле лиц, учитывая, что основным критерием отнесения таких расходов к судебным издержкам является их взаимосвязь с рассмотрением дела в суде и соответствие процессуальным нормам, понесенные судебные расходы на оплату услуг представителя при исполнении судебного акта могут быть возмещены за счет другой стороны (должника, не исполняющего решение) в порядке, предусмотренном главой 9 АПК РФ.

Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним

из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым – на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Именно поэтому в части 2 статьи 110 АПК РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

 

13 марта 2018 г.

 

 

Претензия не является мотивированным отказом от приемки работ

Претензия не заменит мотивированный отказ от приемки работ.

Вместо того чтобы принять работы, заказчик направил подрядчику претензию как мотивированный отказ от их приемки. По его мнению, часть работ была выполнена некачественно. От полной оплаты заказчик отказался.

Суды решили, что претензия о некачественно выполненных работах не может расцениваться как мотивированный отказ от приемки работ. Она не отвечает требованиям договора и была направлена с целью соблюдения претензионного порядка. Таким образом, спорные работы по договору считаются принятыми, и заказчик должен был их оплатить.

Документ: Постановление АС Московского округа от 02.02.2018 по делу N А40-233364/2016

22 марта 2018 г.

 

 

Взыскание ущерба от ДТП без учёта износа комплектующих деталей.

Стоимость восстановительного ремонта автомобиля можно рассчитать без учета износа комплектующих деталей.

Согласно п. 19 ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”, размер расходов на запасные части (за исключением случаев возмещения причиненного вреда в порядке, предусмотренном пунктами 15.1 – 15.3 настоящей статьи) определяется с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте. При этом на указанные комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты) не может начисляться износ свыше 50 процентов их стоимости.
 
В соответствии с п. 15.1  ст. 12 вышеуказанного закона,  страховое возмещение вреда, причиненного легковому автомобилю, находящемуся в собственности гражданина и зарегистрированному в Российской Федерации, осуществляется (за исключением случаев, установленных пунктом 16.1 настоящей статьи) в соответствии с пунктом 15.2 настоящей статьи или в соответствии с пунктом 15.3 настоящей статьи путем организации и (или) оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства потерпевшего (возмещение причиненного вреда в натуре).
 
При проведении восстановительного ремонта в соответствии с пунктами 15.2 и 15.3 настоящей статьи не допускается использование бывших в употреблении или восстановленных комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), если в соответствии с единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства требуется замена комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов). Иное может быть определено соглашением страховщика и потерпевшего.
 
Вместе с тем, согласно судебной практики Верховного Суда Российской Федарции, стоимость восстановительного ремонта автомобиля можно рассчитать без учета износа комплектующих деталей, на основании нижеследующего:
 
В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
 
В пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.
 
Из приведенной правовой нормы и акта ее толкования следует, что для установления размера подлежащих возмещению убытков с разумной степенью достоверности суду следует дать оценку экономической обоснованности заявленной ко взысканию суммы убытков, сопоставив ее с рыночной стоимостью поврежденного имущества.
 
Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.
 
Таким образом, на причинителя вреда возлагается бремя доказывания возможности восстановления поврежденного имущества без использования новых материалов, а также неразумности избранного потерпевшим способа исправления повреждений.
25 марта 2018 г.

 

 

Направление претензии на юридический адрес ответчика является обязательным.

Суд оставит иск без рассмотрения, если претензия отправлена не на юридический адрес.

Направление претензии по адресу, который отличается от юридического адреса ответчика, не доказывает, что обязательный досудебный порядок урегулирования спора соблюден.

Об этом напомнил Десятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 04.12.2017г. № 10АП-17712/2017 по делу № А41-39727/17 оставив исковые требования о взыскании задолженности без рассмотрения, в связи с не представлением доказательств соблюдения претензионного порядка урегулирования спора.

Ранее аналогичное Постановление вынесено арбитражным судом Восточно-Сибирского округа от 20.02.2017 N Ф02-581/2017 по делу N А19-13953/2016.

Однако, данная судебная практика,  не всегда учитывается юристами при подаче искового заявления, поскольку зачастую  в договоре указываются адреса для отправки корреспонденции, которые не совпадают с юридическим.

Нередко договоры предусматривают и электронный обмен документами.

Чтобы избежать проблем с доставкой важных сообщений, рекомендую направлять их на все известные адреса контрагента, включая юридический, включаю юридически важный документ – претензию.

30 марта 2018 г.

 

 

Стоимость восстановительного ремонта автомашины можно рассчитать без учета износа.

Бремя доказывания возможности восстановления поврежденного имущества без использования новых материалов, возлагается на ответчика.

Верховный суд РФ в определении от 27 февраля 2018 г. N 7-КГ17-11,  дело по иску Махова Михаила Игоревича к Панфиловой Светлане Александровне, ПАО “Росгосстрах” о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, взыскании неустойки, указал следующее: 
Махов М.И. обратился в суд с иском к Панфиловой С.А. и ПАО “Росгосстрах”  о взыскании с ответчицы возмещения ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в сумме 414 646,67 руб., с общества – неустойки в сумме 1 200 руб.
В обоснование заявленных требований Махов М.И. указал, что 15 августа 2014 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием принадлежащего ему автомобиля “Шевроле Субурбан” и автомобиля “Тойота Королла” под управлением Панфиловой С.А., являющейся виновницей аварии. Гражданская ответственность Панфиловой С.А. застрахована ПАО “Росгосстрах”. Названное общество выплатило истцу страховое возмещение в сумме 120 000 руб., просрочив выплату на один день. Согласно выводам организованной истцом экспертизы размер причиненного автомобилю истца ущерба составляет 534 646,67 руб.
Решением Шуйского городского суда Ивановской области от 21 июня 2016 г. исковые требования удовлетворены частично: с Панфиловой С.А. в пользу Махова М.И. взыскано возмещение ущерба в сумме 414 646,67 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 28 сентября 2016 г. решение суда первой инстанции в части размера взысканной суммы возмещения ущерба изменено: с Панфиловой С.А. в пользу Махова М.И. в счет возмещения ущерба взыскано 37 655, 47 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе Махов М.И. просит отменить указанное апелляционное определение.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
Как установлено судом и следует из материалов дела 15 августа 2014 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля “Шевроле Субурбан”, принадлежащего Махову М.И., и автомобиля “Тойота Королла”, принадлежащего Панфиловой С.А.
Данная авария произошла по вине ответчицы Панфиловой С.А.
3 февраля 2016 г. ПАО “Росгосстрах”, застраховавшее гражданскую ответственность Панфиловой С.А., на основании заявления Махова М.И. от 14 января 2016 г. произвело в пользу истца страховую выплату в размере 120 000 руб.
Частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что для восстановления автомобиля истца подлежат использованию новые запасные части, поскольку для этого автомобиля какие-либо аналоги оригинальных запасных частей отсутствуют. В связи с этим суд согласился с представленным истцом расчетом стоимости восстановительного ремонта без учета износа. Суд также указал, что ПАО “Росгосстрах” осуществило страховую выплату в пределах предусмотренного законом срока, в связи с чем в удовлетворении исковых требований Махова М.И. к этому обществу о взыскании неустойки следует отказать.
Изменяя решение суда первой инстанции в части размера взысканной суммы возмещения ущерба, суд апелляционной инстанции исходил из того, что истец не представил доказательств, подтверждающих необходимость использования при восстановительном ремонте автомобиля новых запасных частей. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что причиненный истцу ущерб подлежит возмещению с учетом износа.
С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.
В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
В пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.
Из приведенной правовой нормы и акта ее толкования следует, что для установления размера подлежащих возмещению убытков с разумной степенью достоверности суду следует дать оценку экономической обоснованности заявленной ко взысканию суммы убытков, сопоставив ее с рыночной стоимостью поврежденного имущества.
Возражая против заявленных требований, Панфилова С.А. ссылалась на то, что заявленная ко взысканию Маховым М.И. сумма убытков является экономически необоснованной и неразумной.
Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.
Таким образом, на причинителя вреда возлагается бремя доказывания возможности восстановления поврежденного имущества без использования новых материалов, а также неразумности избранного потерпевшим способа исправления повреждений.
Однако суд апелляционной инстанции в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неправильно распределил бремя доказывания по делу, возложив на истца обязанность доказать невозможность восстановления поврежденного автомобиля без использования новых запасных частей.
При этом, суд апелляционной инстанции в нарушение части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не привел доказательств, подтверждающих возможность восстановления автомобиля Махова М.И. без использования оригинальных запасных частей, и не указал мотивов, по которым он пришел к выводу о наличии такой возможности.
Допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,  определила: 
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 28 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
 
31 марта 2018 г.

 

 

Неустойка за неисполнение судебного акта

Судебная неустойка не может быть взыскана за неисполнение судебного акта до момента ее присуждения. 
 
Такой вывод сделал Верховный Суд РФ, рассматривая спор о взыскании неустойки установленной ст. 308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации, за неисполнение должником судебного акта, по делу № А40-28789/2014, в определении  от 15.03.2018  N 305-ЭС17-17260, указав следующее:
 
Пунктом 1 статьи 308.3 ГК РФ установлено, что в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено данным Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства; суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330 ГК РФ) на случай неисполнения указанного судебного акта.
 
По смыслу данной нормы и разъяснений, приведенных в пункте 28 постановления Пленума N 7, суд может присудить денежные средства на случай неисполнения соответствующего судебного акта в пользу кредитора-взыскателя (судебную неустойку) в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре. Судебная неустойка является дополнительной мерой воздействия на должника, мерой стимулирования и косвенного принуждения.
 
Как разъяснено в пунктах 31 и 32 постановления Пленума N 7, суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре; судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства; удовлетворяя требования истца о присуждении судебной неустойки, суд указывает ее размер и/или порядок определения.
 
Если требование о взыскании судебной неустойки заявлено истцом и удовлетворяется судом одновременно с требованием о понуждении к исполнению обязательства в натуре, началом для начисления судебной неустойки является первый день, следующий за последним днем установленным решением суда для исполнения обязательства в натуре.
 
В случае подачи истцом заявления о взыскании судебной неустойки через какое-то время после вынесения решения об исполнении обязательства в натуре взыскание судебной неустойки за период, предшествующий моменту рассмотрения судом вопроса о ее взыскании, не допустимо, поскольку ретроспективное взыскание судебной неустойки не соответствует той цели, на которую она в первую очередь направлена – стимулирование должника к совершению определенных действий или воздержанию от них. Целью судебной неустойки не является восстановление имущественного положения истца в связи с неисполнением судебного акта об исполнении обязательства в натуре (абзац 2 пункта 28 постановления Пленума N 7).
 
Таким образом, судебная неустойка не может быть взыскана за неисполнение судебного акта до момента ее присуждения. Тем более, не допускается присуждение судебной неустойки в случае, когда обязательство уже исполнено должником.
Согласно пункту 1 статьи 308.3 ГК РФ размер судебной неустойки подлежит определению судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 данного Кодекса).
 
При определении размера присуждаемой денежной суммы суду следует исходить из того, что исполнение судебного акта должно для ответчика оказаться более выгодным, чем его неисполнение. В то же время, определяя размер присуждения денежных средств на случай неисполнения судебного акта, суд должен принимать во внимание степень затруднительности исполнения судебного акта, возможность ответчика по его добровольному исполнению, имущественное положение ответчика и иные заслуживающие внимания обстоятельства.
 
По смыслу разъяснений, приведенных в пункте 34 постановления Пленума N 7, при наличии обстоятельств, объективно препятствующих исполнению судебного акта о понуждении к исполнению в натуре в установленный судом срок (пункт 3 статьи 401 ГК РФ), а также с момента незаконного отказа кредитора от принятия предложенного должником надлежащего исполнения (статья 406 ГК РФ) должник не обязан уплачивать судебную неустойку.
 
В том случае, если имеются обстоятельства, объективно препятствующие исполнению обязательства, в том числе зависящие исключительно от воли третьего лица, кредитор вправе требовать взыскания с должника убытков, причиненных неисполнением обязательства (статьи 15, 396 ГК РФ).
 
07 апреля 2018 г.

 

 

Для оспаривания крупной сделки соблюдение досудебного порядка урегулирования спора не требуется.

Разъяснение Верховного Суда РФ в  Определении за №  305-ЭС17-17083 от 02.04.2018г.  по делу №  А40-35170/2017.

Общество с ограниченной ответственностью «Корпоративный Тауэр» обратилось в арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Центральное Страховое Общество» о признании  сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 28.02.2017г.  исковое заявление «Корпоративный Тауэр» возвращено, на основании пункта 5 части 1 статьи 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с несоблюдением обязательного досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного частью 5 статьи 4 Кодекса. 

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2017г. определение суда первой инстанции было отменено, вопрос направлен для рассмотрения по существу в Арбитражный суд города Москвы.

Отменяя судебный акт суда первой инстанции, арбитражный суд апелляционной инстанции указал о том, что согласно абзацу 4 части 5 статьи 4 АПК РФ соблюдение обязательного досудебного порядка урегулирования спора, для оспаривания данной сделки не требуется, сославшись на то, что совершение крупных сделок обществом с ограниченной ответственностью регулируется специальным законом – Федеральным законом от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах ограниченной ответственностью».

Согласно  статьей 46 которого, крупная сделка общества с ограниченной ответственностью отнесена к категории оспоримых сделок.

Такая сделка может быть признана недействительной как по иску общества, так и его участника.

В силу положений пункта 3 статьи 225.1 Кодекса спор о признании договора недействительным по мотиву его заключения с нарушением установленного статьями 45 и 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью порядка совершения сделок с заинтересованностью и крупных сделок относится к категории корпоративных споров.

Соответственно, согласно абзацу 4 части 5 статьи 4 АПК РФ соблюдение обязательного досудебного порядка урегулирования спора не требуется. 

Арбитражный суд Московского округа вынес постановление от 20.07.2017 согласно которого постановление суда апелляционной инстанции от 04.05.2017г. было отменено, определение суда первой инстанции, оставлено в силе.

В обомснование принятого решения,  суд округа сослался на то, что исковое заявление подано корпорацией, а не его участником, поэтому данный спор не является спором, относящимся к спорам, перечисленным в статье 225.1 Кодекса, а является спором между двумя юридическими лицами о признании сделки недействительной и, в силу части 5 статьи 4 АПК РФ, обращение с таким спором в арбитражный суд требует соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования спора. 

Верховный Суд Российской Федерации, отменяя постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.07.2017, и оставляя Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2017  в силе, в Определении за №  305-ЭС17-17083 от 02.04.2018г. указал следующее:

Статья 2251 АПК РФ содержит перечень видов корпоративных споров, который не является исчерпывающим. Этот перечень может быть расширен с учетом специальных законов, регулирующих корпоративные отношения.

Об открытости этого перечня свидетельствует и употребление законодателем в норме словосочетания «в том числе» (такой подход к толкованию норм права содержится в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2017 № 307- ЭС17-14888).

Так, к корпоративным спорам АПК РФ отнесены споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок (пункт 3 части 1 статьи 2251 Кодекса).

Согласно части 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью иск о признании недействительной крупной сделки, совершенной с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, может быть заявлен обществом, членом совета директоров (наблюдательного совета) 4 общества или его участниками (участником), обладающими не менее чем одним процентом общего числа голосов участников общества.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2001 № 62 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (пункт 12) и в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» (пункт 8), правом на предъявление иска об оспаривании крупной сделки общества обладают как общество, так и его участники (акционеры).

Таким образом, при применении части 1 статьи 2251 Кодекса следует учитывать также положения статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Исходя из положений норм АПК РФ и Закона об обществах с ограниченной ответственностью спор о признании недействительной крупной сделки, совершенной с нарушением предусмотренных законом требований к ней (в том числе, при отсутствии решения о ее одобрении), является корпоративным и в том случае, если с соответствующим иском в арбитражный суд обращается само общество.

В пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков (статья 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также об оспаривании заключенных корпорацией сделок, о применении последствий их недействительности и о применении последствий недействительности ничтожных сделок корпорации, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация (пункт 2 статьи 53, пункт 1 статьи 65.2 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из приведенных выше разъяснений Верховного Суда Российской Федерации следует, что указанный спор, так или иначе, не проходит без участия самого юридического лица. Если спор связан с нарушением предусмотренного Законом об обществах с ограниченной ответственностью порядка получения согласия на совершение крупной сделки, то характер такого спора, не может меняться в зависимости от того, общество или его участник обратились с иском о признании такой сделки недействительной и (или) применении последствий ее недействительности.

Общество «Корпоративный Тауэр», ссылаясь на положения статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, статей 53, 153, 160, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу «ЦСО» о признании недействительным договора от 24.02.2016 № 24/02-2016КП, в соответствии с которым общество «Корпоративный Тауэр» (продавец) продало ответчику (покупатель) объекты 5 недвижимости, расположенные по адресу: Москва, Ковров переулок, дом 8, строения 1 и 2, и о применении последствий его недействительности.

В обоснование требований истец указывал на то, что являлся собственником спорных объектов недвижимости и не имел намерений их отчуждать; оспариваемую сделку не совершал, объекты недвижимости выбыли из владения общества «Корпортаивный Тауэр» помимо его воли.

Кроме того, общество «Корпоративный Тауэр» утверждало, что сделка для общества является крупной, однако заключение договора в порядке, предусмотренном Законом об обществах с ограниченной ответственностью, никогда не одобрялось его участником.

Учитывая изложенное выше, спор о признании недействительной сделки и о применении последствий недействительности такой сделки, совершенной обществом «Корпоративный Тауэр» с нарушением статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, по иску самого общества, следует отнести к корпоративным спорам, соблюдения досудебного порядка по которому в силу части 5 статьи 4 АПК РФ не требуется.

При таких обстоятельствах, выводы суда апелляционной инстанции являются правильными, в связи с чем судебный акт, принятый указанным судом подлежит оставлению в силе, а постановление суда округа – отмене. 

12 апреля 2018 г.