Жилое помещение не может быть истребовано по иску бывшего супруга

Постановление Конституционного Суда РФ от 13.07.2021 N 35-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Е.В. Мокеева»

Иск бывшего супруга, предъявленный на основании пункта 1 статьи 302 ГК Российской Федерации к добросовестному участнику гражданского оборота, который возмездно приобрел жилое помещение у третьего лица, полагаясь на данные Единого государственного реестра недвижимости, и в установленном законом порядке зарегистрировал возникшее у него право собственности, не подлежит удовлетворению в случае, если бывший супруг, по требованию которого сделка по распоряжению жилым помещением признана недействительной как совершенная другим бывшим супругом без его согласия, не предпринял — в соответствии с требованиями разумности и осмотрительности — своевременных мер по контролю над общим имуществом супругов и надлежащему оформлению своего права собственности на это имущество. Иное истолкование и применение указанного положения судами расходилось бы с его действительным смыслом, нарушало бы баланс прав и законных интересов всех участников гражданского оборота и тем самым вело бы — в противоречие со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации — к неоправданному ограничению права собственности, гарантируемого ее статьей 35.

Трудовые отношения между ТСЖ и его председателем не возникают.

Верховный Суд РФ высказал свое мнение по вопросу о статусе отношений между товариществом собственников недвижимости (ТСН) и председателем его правления (Определение Верховного Суда РФ от 20 ноября 2020 г. № 307-ЭС20-12986).

В рассматриваемом деле ТСН было привлечено к ответственности в связи с тем, что им не была своевременно представлена отчетность по форме СЗВ-СТАЖ в отношении председателя правления, не получавшего вознаграждения за свою работу.

Суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела сделали вывод о наличии трудовых отношений между председателем правления и ТСН, и, соответственно, о наличии у ТСН обязанности по представлению отчетности по форме СЗВ-СТАЖ.

Однако кассационный суд с таким подходом не согласился. По мнению судей, из приведенных норм права следует, что садоводческое, огородническое или дачное некоммерческое объединение граждан является формой самоорганизации, одобренной государством в целях содействия в решении общих социально-хозяйственных задач ведения садоводства, огородничества и дачного хозяйства. Члены правления объединения и председатель правления, являясь членами такого объединения, действуют в соответствующей организационной форме в своих интересах и в отсутствие лица, которое можно было бы квалифицировать в качестве работодателя, что исключает возникновение между товариществом и председателем как одним из органов управления трудовых отношений в понимании, придаваемом им ст. 15 Трудового кодекса.

При этом арбитражный суд сослался на позицию, изложенную в определении ВС РФ от 24 мая 2019 г. № 84-КА19-1. 

Взыскание процентов предусмотренных ст. 395 ГК РФ с субсидиарного должника

ВС РФ разъяснил, можно ли взыскать проценты по ст. 395 ГК РФ с субсидиарного должника

Между обществом и предприятием был заключен договор подряда. Общество работы выполнило, но предприятие не оплатило их полностью из-за недостатка средств. Администрация города, как учредитель предприятия, приняла решение о его ликвидации. Общество обратилось с иском к администрации за взысканием задолженности по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами. Суд взыскал только основной долг по договору. Поскольку администрация затянула исполнение решения суда, общество обратилось с иском о взыскании процентов за пользование чужими деньгами.

Первая инстанция частично дело прекратило, так как общество уже заявляло аналогичные требования в предыдущем разбирательстве. В остальной части искового заявления было отказано. Администрация города не может быть привлечена к субсидиарной ответственности без предъявления требования к основному должнику, то есть к предприятию. Кроме того, обществом был пропущен срок исковой давности. Такой же подход поддержали апелляция и кассация.

Верховный суд с позицией нижестоящих судов в части отказа в иске не согласился. Он указал: вывод о том, что общество не может заявить к субсидиарному должнику требование о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ, ошибочный. Обязательство по уплате процентов за пользование чужими деньгами является акцессорным (дополнительным) по отношению к основному обязательству. Дополнительное обязательство не может возникнуть без обязательства по уплате суммы основного долга.

Запрет на взыскание с субсидиарного должника процентов за просрочку противоречило бы сути понятия обязательства и запрету ограничения ответственности за умышленные нарушения.

Вывод о пропуске срока исковой давности также неверен.

Документ: Определение ВС РФ от 06.08.2020 N 308-ЭС19-27564 

Возмещение судебных расходов.

Возмещение проигравшей стороной правового спора расходов другой стороны не обусловлено установлением ее виновности в незаконном поведении — критерием наличия оснований для возмещения является итоговое решение, определяющее, в чью пользу данный спор разрешен.

Конституционный Суд РФ признал статьи 15, 16, 1069 и 1070 ГК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку они по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не позволяют отказывать в возмещении расходов на оплату услуг защитника и иных расходов, связанных с производством по делу об административном правонарушении, лицам, в отношении которых дела были прекращены на основании пунктов 1 или 2 части 1 статьи 24.5 (отсутствие события или состава административного правонарушения) либо пункта 4 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ (ввиду недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены соответствующие постановление, решение по результатам рассмотрения жалобы) со ссылкой на недоказанность незаконности действий (бездействия) или наличия вины должностных лиц.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал, что в отсутствие в КоАП РФ специальных положений о возмещении расходов лицам, в отношении которых дела были прекращены на основании пунктов 1 или 2 части 1 статьи 24.5 либо пункта 4 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ, положения статей 15, 16, 1069 и 1070 ГК РФ, по сути, восполняют данный правовой пробел, а потому не могут применяться иным образом, чем это вытекает из устоявшегося в правовой системе существа отношений по поводу возмещения такого рода расходов.

При этом в силу правовой позиции Конституционного Суда РФ, согласно которой, по смыслу статьи 53 Конституции РФ, государство несет обязанность возмещения вреда, связанного с осуществлением государственной деятельности в различных ее сферах, независимо от возложения ответственности на конкретные органы государственной власти или должностных лиц, ни государственные органы, ни должностные лица этих органов не являются стороной такого рода деликтного обязательства. Субъектом, действия (бездействие) которого повлекли соответствующие расходы и, следовательно, несущим в действующей системе правового регулирования гражданско-правовую ответственность, является государство или иное публично-правовое образование, а потому такие расходы возмещаются за счет соответствующей казны.

Это не исключает предъявления при наличии оснований уполномоченным органом в регрессном порядке требований о возмещении соответствующих государственных расходов к лицу, виновные действия (бездействие) которого обусловили необоснованное возбуждение дела об административном правонарушении.

Законодатель не лишен возможности интегрировать положения о возмещении расходов лицам, в отношении которых дела были прекращены на основании пунктов 1 или 2 части 1 статьи 24.5 либо пункта 4 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ, в законодательство об административной ответственности с учетом правовых позиций, изложенных в настоящем Постановлении.

Постановление Конституционного Суда РФ от 15.07.2020 N 36-П «По делу о проверке конституционности статей 15, 16, части первой статьи 151, статей 1069 и 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1, 2 и 3 статьи 24.7, статей 28.1 и 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также статьи 13 Федерального закона «О полиции» в связи с жалобами граждан Р.А. Логинова и Р.Н. Шарафутдинова»

Отказ арендатора от принятия арендованного помещения.

ВС РФ разобрался, чего можно требовать от арендатора в случае отказа от приемки помещения.

Между обществами был заключен договор аренды нежилого помещения. Арендатор не принял помещения по акту приема-передачи и направил арендодателю уведомление об отказе от договора. Последний обратился в суд за взысканием гарантийного взноса по договору, неустойки, убытков, а также просил суд обязать арендатора подписать акт приема-передачи помещения.

Первая инстанция иск удовлетворила. Арендатор уклонился от приемки помещений, не исполнил обязанность по уплате гарантийного взноса и у него не было права на односторонний отказ от договора. Такой подход поддержали апелляция и кассация.

Верховный суд с ними не согласился. В случае отказа арендатора от приемки помещения во владение или пользование арендодатель может потребовать досрочного расторжения договора и (или) возмещения убытков. Однако он не может обязать арендатора принять спорные помещения по акту приема-передачи путем подписания этого акта.

Также ВС РФ отметил, что утрата интереса к аренде одной из сторон договора не является основанием для расторжения договора. Судам следовало проверить, можно ли было сумму убытков компенсировать гарантийным взносом, который подлежал взысканию.

Верховный суд отказал истцу в требовании подписать акт приема-передачи помещения. В остальной части дело направлено на новое рассмотрение.

Документ: Определение ВС РФ от 26.06.2020 N 305-ЭС20-4196

Возражать, не значит просить.

Возражения ответчика о наличии оснований для взыскания  неустойки и обоснованности ее размера не могут быть признаны заявлением о снижении неустойки на основании положений ст. 333 ГК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ в Обзоре судебной практики № 1 за 2020г.  от меняя решение суда первой инстанции, оставленного без изменения  апелляционной инстанцией о частичном удовлетворении требования Истца о взыскании с Ответчика части ранее удержанной неустойки указал следующее:

Как следует из п. 1 ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку по заявлению должника о таком уменьшении.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее – постановление № 7) даны следующие разъяснения положений ст. 333 ГК РФ, подлежащие применению в настоящем споре. Если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме.

При взыскании неустойки с иных лиц правила ст. 333 ГК РФ могут применяться не только по заявлению должника, но и по инициативе суда, если усматривается очевидная несоразмерность неустойки последствиям нарушения.

В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, свидетельствующие о такой несоразмерности (п. 71 постановления № 7).

Бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика (п. 73 постановления № 7).

При оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (п. 74 постановления № 7).

Из вышеприведенных положений постановления № 7 следует, что коммерческая организация вправе подать заявление об уменьшении неустойки, но она обязана доказать несоразмерность неустойки последствиям допущенного ею нарушения исполнения обязательства, размер которой был согласован сторонами при заключении договора.

Довод учреждения, изложенный в жалобе на решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции по настоящему делу о том, что общество не заявляло об уменьшении неустойки арбитражный суд округа отклонил со ссылкой на аудиозаписи судебных заседаний, исходя из которых, как указал суд, общество не было согласно с размером и обоснованностью начисления неустойки.

Однако возражение должника об обоснованности начисления неустойки, равно как и ее размера, само по себе не является предусмотренным ст. 333 ГК РФ заявлением об уменьшении неустойки.

Более того, как было указано выше, должнику недостаточно заявить об уменьшении неустойки, он должен доказать наличие оснований для ее снижения.

Судебная коллегия считает недопустимым уменьшение неустойки при неисполнении должником бремени доказывания несоразмерности в отсутствие должного обоснования и наличия на то оснований.

Иной подход позволяет недобросовестному должнику, нарушившему условия согласованных с контрагентом обязательств, в том числе об избранных ими мерах ответственности и способах урегулирования спора, извлекать преимущества из своего незаконного поведения.
Определение № 307-ЭС19-14101

При достижении ребёнка возврата 18 лет — алиментные обязательства прекращаются.

Алиментные обязательства, выполненные в полном объеме, прекращаются с достижением ребенком 18-летнего возраста.

Верховный суд РФ в обзоре судебной практики № 1 за 2020г. привёл одно из дел рассмотренных Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ,  сделавшего вывод о том, что алиментные обязательства, выполненные в полном объеме, прекращаются с достижением ребенком 18-летнего возраста.

В указанном деле, Истец М. обратилась в суд с иском к Е.В. о взыскании дополнительных расходов на обучение С.Е. 

В обоснование исковых требований указала, что С.Е., 20 июля 2000 года рождения, ее внучка, родители которой − дочь истца Д. и Е.В. решением суда от 16 марта 2009 г. лишены родительских прав.

Постановлением главы муниципального образования от 13 апреля 2009 г. истец назначена опекуном внучки-сироты С.Е. 2 февраля 2014 г. Д. умерла.

Отец внучки Е.В. алименты дочери платил не регулярно в незначительном размере. Внучку она растила вместе с мужем на опекунское пособие и пенсии.

В июле 2018 г. С.Е. поступила на платной основе в высшее учебное заведение.

Несмотря на свои скромные доходы, истец смогла оплатить 103 800 руб. за первый семестр обучения внучки.

Считает, что расходы на получение высшего образования сиротой попадают под дополнительные расходы, предусмотренные ст. 86 СК РФ. Отец внучки Е.В. трудоспособен, может быть привлечен к участию в несении дополнительных расходов на обучение.

На момент подачи искового заявления ее внучка достигла совершеннолетнего возраста, но все материальные затраты несут истец и ее муж, являющиеся пенсионерами.

Просила суд привлечь Е.В. к участию в несении дополнительных расходов на обучение его дочери С.Е. до окончания обучения; взыскать с ответчика в пользу истца внесенную плату за первый семестр обучения С.Е. в размере 103 800 руб.; обязать ответчика в будущем производить оплату С.Е. за дальнейшее обучение в университете.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования частично, суд исходил из того, что к иным обстоятельствам, указанным в ст. 86 СК РФ, возможно отнести расходы на обучение С.Е.

Поскольку родители несут равные обязательства в отношении содержания детей, суд пришел к выводу о взыскании ½ части стоимости полного размера обучения дочери ответчика до 30 июня 2023 г., то есть до окончания срока обучения.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции и его правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные
постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке; заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым данным кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право; в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в  случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 данного кодекса.

Согласно ч. 1 ст. 37 ГПК РФ способность своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю (гражданская процессуальная дееспособность) принадлежит в полном объеме гражданам, достигшим возраста восемнадцати лет, и организациям.

В п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов» разъяснено, что требование о взыскании средств на содержание несовершеннолетнего ребенка может быть предъявлено в суд до достижения  ребенком возраста восемнадцати лет либо до приобретения им полной дееспособности в результате эмансипации или вступления в брак (п. 2 ст. 21, п. 1 ст. 27 ГК РФ).

Если на момент подачи в суд заявления ребенок достиг возраста восемнадцати лет либо приобрел полную дееспособность до достижения указанного возраста в результате эмансипации или вступления в брак, судья отказывает в принятии заявления (абзац первый ч. 3 ст. 125, п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ), а если исковое производство по делу возбуждено, суд прекращает  производство по делу в соответствии с абзацем вторым ст. 220 ГПК РФ.

Иск подан представителем М. На момент подачи данного иска С.Е. исполнилось 18 лет, в связи с чем после указанной даты М. не имела полномочий подавать иск в интересах совершеннолетней, полностью дееспособной внучки.

В силу положений ч. 1 ст. 86 СК РФ, предусматривающей порядок участия родителей в дополнительных расходах на детей, при отсутствии соглашения и при наличии исключительных обстоятельств (тяжелой болезни, увечья несовершеннолетних детей или нетрудоспособных совершеннолетних нуждающихся детей, необходимости оплаты постороннего ухода за ними и других обстоятельств) каждый из родителей может быть привлечен судом к участию в несении дополнительных расходов, вызванных этими обстоятельствами.

Согласно п. 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов» иски о взыскании алиментов на нетрудоспособных нуждающихся в помощи совершеннолетних детей (п. 1 ст. 85 СК РФ) могут быть предъявлены самими совершеннолетними, а если они в установленном законом порядке признаны недееспособными, − лицами, назначенными их опекунами.

Следует иметь в виду, что трудоспособные дети старше восемнадцати лет, обучающиеся по очной форме по основным образовательным программам в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, не относятся к лицам, имеющим право на алименты на основании указанной нормы.

В п. 40 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъяснено, что исходя из смысла ст. 86 СК РФ родители, с которых взысканы алименты на несовершеннолетних детей или на нетрудоспособных совершеннолетних нуждающихся в помощи детей, могут быть привлечены судом к участию в несении дополнительных расходов на указанных детей, вызванных исключительными обстоятельствами.

К таким обстоятельствам относятся, например, тяжелая болезнь, увечье несовершеннолетних или нетрудоспособных совершеннолетних нуждающихся детей, требующие, в частности, оплаты постороннего ухода за детьми, иных расходов, необходимых для излечения или поддержания здоровья детей, а также для их социальной адаптации и интеграции в общество (расходы на протезирование, на приобретение лекарств, специальных средств для ухода, передвижения или обучения и т.п.).

Судами не учтено, что алиментные обязательства в отношении дочери С.Е. ответчиком выполнены в полном объеме и прекращены с достижением ею 18-летнего возраста, действующим семейным законодательством не предусмотрена обязанность родителей содержать совершеннолетних трудоспособных детей, в том числе и обучающихся по очной форме в организациях, осуществляющих образовательную деятельность.

Доходы от предпринимательской деятельности относятся к общему имуществу супругов.

Фактическое перечисление денежных средств на счет одного из супругов после расторжения брака не изменяет режим общего имущества супругов и не лишает бывшего супруга права на получение части этих средств при их разделе.

Данный вывод содержится в Определении  Верховного Суда РФ №78-КГ19-41, включённому в Обзор судебной практики Верховного СУда РФ № 1 (2020г.) утверждённый Президиумом Верховного Суда РФ 10.06.2020г.

 

Собственник квартиры не обязан погашать долг по коммуналке ее предыдущего владельца

В Калининградской области суд признал незаконным действия управляющей компании, включившей в квитанцию на оплату коммунальных услуг сумму задолженности, возникшую у предыдущего собственника квартиры, сообщает пресс-служба Калининградского областного суда.

В Ленинградский районный суд с иском к ООО «Пруссия-Сервис» о перерасчете платы за жилищно-коммунальные услуги и компенсации морального вреда обратился местный житель, в платежку которого был включен долг прошлого владельца помещения.

В обоснование своих требований заявитель указал, что он с октября 2012 года является собственником ½ доли квартиры дома по улице Куйбышева в Калининграде. В мае 2014 года ему была выставлена квитанция на оплату жилищно-коммунальных услуг, в которой числилась задолженность в 2201 руб., возникшая у прежнего собственника жилого помещения. Кроме того, мужчина отметил, что из-за ненадлежащего содержания управляющей компанией общего имущества дома, он потратил 2400 руб. на уборку подъезда третьими лицами, эту сумму он также просил взыскать с ответчика.

Рассмотрев материалы дела, суд указал, что компания «Пруссия-Сервис» незаконно выставила истцу счет на оплату квартиры, в котором была указана задолженность предыдущего собственника. Между тем установлено, что мужчина не обращался к ответчику с письменным заявлением о перерасчете задолженности, а его доводы об отказе, полученном в УК, ничем не подтверждены, поэтому основания для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда отсутствуют.

Кроме того, установлено, что перечень работ по содержанию общего имущества в доме, а также их стоимость утверждены решением общего собрания собственников от 18 мая 2011 года. При этом в список него не вошли работы по санитарной уборке лестничных клеток.

Суд частично удовлетворил требования мужчины, возложив на компанию «Пруссия-Сервис» обязанность лишь произвести истцу перерасчет платы за содержание жилья и коммунальные услуги, исключив задолженность, возникшую до октября 2012 года. С УК также взыскана госпошлина в 200 руб.

На это решение была подана апелляционная жалоба, однако коллегия по гражданским делам Калининградского облсуда оставила ее без удовлетворения.

25 марта 2015 г.

 

Отсрочка исполнения решения суда.

Разъяснение Верховного Суда РФ о возможности получения отсрочки исполнения решения суда.

ГПК позволяет попросить суд об отсрочке или рассрочке исполнения решения с учётом имущественного положения сторон либо других обстоятельств.

Однако получить ее не так уж и просто – ведь это право, а не обязанность суда. Что считать затрудняющим исполнение решения и как правильно оценить имущественное положение сторон? Ответы на эти вопросы дал Верховный суд.

Ирина Шекунова* больше двух лет работала помощником воспитателя в негосударственном образовательном учреждении дошкольного и начального общего образования «Счастливые дети». Работодатель за собственный счет отправил ее на обучение и стажировку в г. Санкт-Петербург в Высшую школу Монтессори-метода Учебного центра АМИ в России. По условиям соглашения с работодателем, Шекунова обязалась проработать у него не менее 60 месяцев со дня возвращения со стажировки, а в случае увольнения без уважительных причин до истечения указанного выше срока – возместить все расходы.

Когда Шекунову уволили из «Счастливых детей» за прогул, работодатель обратился в суд с иском о взыскании расходов на обучение в сумме 185 000 руб., на проживание в период обучения в размере 28 800 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 32 280 руб., а также госпошлины в размере 6910 руб. Советский районный суд г. Липецка взыскал с Шекуновой в пользу «Счастливые дети» 200 177 руб. в счёт возмещения затрат, понесённых за обучение, и 5201 руб. судебных расходов. Липецкий областной суд его поддержал, решение вступило в силу. В отношении должницы возбудили исполнительное производство.

Тогда Шекунова попросила у суда отсрочку исполнения решения до 5 июня 2018 года, то есть до достижения её ребёнком трёх лет. В качестве обстоятельств, которые существенно затрудняют для неё исполнение решения суда, Шекунова указала, что она не работает, имеет на иждивении малолетнего ребёнка, по уходу за которым ежемесячно получает пособие в сумме 2908 руб., беремена вторым, оплачивает съёмное жилье и коммунальные услуги. Ее супруг получает зарплату 24 982 руб.

Суд первой инстанции отказал ей в отсрочке исполнения решения. Он исходил из того, что Шекунова не представила убедительных и бесспорных доказательств, подтверждающих её затруднительное материальное положение. Наличие на иждивении несовершеннолетнего ребёнка, беременность и её нуждаемость в усиленном питании, по мнению суда первой инстанции, не могут быть признаны безусловными основаниями для нарушения прав взыскателя. Суд указал, что неоплата Шекуновой денег адвокату на основании соглашения, заключённого ранее на возмездной основе, тоже не является таким основанием.

С выводами суда первой инстанции согласилась апелляция, дополнительно приведя доводы о том, что беременность Шекуновой, наличие на иждивении несовершеннолетнего и нахождение её в отпуске по уходу за ребёнком не могут быть отнесены к исключительным обстоятельствам, затрудняющим исполнение решения суда. По мнению апелляции, недостаточность денег сама по себе не является безусловным основанием для предоставления отсрочки.

Шекунова обратилась в Верховный суд. Тот пришел к выводу, что нижестоящие суды в нарушение ст. 67 ГПК не исследовали и не дали надлежащую оценку доводам заявителя и представленным доказательствам. Суды фактически не рассмотрели вопрос о наличии исключительных обстоятельств и не мотивировали исчерпывающим образом свой вывод. Кроме того, суды первой инстанции и апелляции не учли, что согласно Конституции в России обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства (ст. 7); материнство, детство и семья находятся под защитой государства (ч. 1 ст. 38); гарантируется право на заботу о детях и их воспитание (ч. 2 ст. 38); право на социальное обеспечение для воспитания детей (ч. 1 ст. 39). Суды также не истребовали материалы исполнительного производства. Поэтому ВС отменил решения нижестоящих инстанций об отказе в отсрочке исполнения и направил дело на новое рассмотрение в Советский районный суд г. Липецка (№ 77-КГ17-21).

Старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина считает, что в рассматриваемом случае суды нижестоящих инстанций подошли к вопросу достаточно формально. «Фактически не была дана оценка обстоятельствам, подтверждающим наличие оснований для предоставления отсрочки. Указанные нарушения и стали поводом к отмене судебных актов. Отсутствие детального анализа ситуации является нарушением норм процессуального права как при удовлетворении заявления о предоставлении отсрочки или рассрочки, так и при отказе. Например, в деле N 24-КГ15-3 были отменены акты судов нижестоящих инстанций и отказано в предоставлении отсрочки.

Материал скачан с сайта: https://pravo.ru/story/view/144931/?cl=N

09 октября 2017 г.