Примирение с потерпевшим в административном законодательстве.

Вопрос: Возможно ли примирение с потерпевшим в административном законодательстве?

Ответ: КоАП РФ, в отличии от УК РФ, АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ,  не  содержит норм позволяющих суду прекратить производство по делу за примирением сторон. Полагаю, что данный пробел в будущем нашими законотворцами будет ликвидирован, но пока к сожалению, прекращение производства по делу об административном правонарушении не возможно.

Вышеуказанный пробел в КоАП РФ, не соответствует задачам законодательства об административных правонарушениях,  которые указаны в ст. 1.2 КоАП РФ, в частности такой задаче как защита личности, охране прав и свобод человека и гражданина, поскольку не позволяет потерпевшему своевременно возместить причинённый правонарушением ущерб, а лицу, совершившему административное правонарушение не стимулирует совершение действий к заглаживанию своей вины и возмещению материального ущерба.

Полагаю, что вышеуказанная норма, о примирении с потерпевшим, не была введена в КоАП РФ, в связи с тем, что в рамках административного производства, отсутствуют нормы позволяющие потерпевшему предъявить к виновному требование о возмещении материального и морального вреда.

В настоящее время, согласно, ч. 1 ст. 4.7 КоАП РФ, судья, рассматривая дело об административном правонарушении, вправе при отсутствии спора о возмещении имущественного ущерба одновременно с назначением административного наказания решить вопрос о возмещении имущественного ущерба. Споры о возмещении имущественного ущерба разрешаются судом в порядке гражданского судопроизводства.

Таким образом, учитывая, что дела об административных правонарушениях за примирением сторон не прекращаются, лицо привлекаемое к административной ответственности, понимая, что не избежит применения в отношении него административного наказания, не будет стремиться к заглаживанию причиненного вреда, а потерпевшим в любом случае придется обращаться в суд в порядке гражданского судопроизводства, что не соответствует задачам защиты прав потерпевшего.

18 ноября 2017 г.

Раздел квартиры находящейся в ипотеке

Вопрос: Как разделить при разводе квартиру находящуюся в ипотеке?

Ответ: Всё имущество нажитое супругами по время брака является их общей совместной собственностью, независимо на имя кого их супругов оно зарегистрировано.

Квартира приобретённая в период брака в ипотеку, также является общей совместной собственностью супругов, с единственным ограничением, не возможностью ею распорядиться (продать, подарить) пока она находится в залоге у банка, и кредит не погашен.

Но что делать если супруги разводятся, а единственное имущество нажитое ими во время брака является приобретённая ими во время брака квартира, на приобретение которой они получили деньги из банка, и квартира находится в залоге?

Полагаю и в этом случае выход найти можно.

В первую очередь надо сесть за стол переговоров со своей второй половиной и решить главное: будут ли они продавать приобретённую в кредит недвижимость и за счёт продажи погашать образовавшуюся задолженность, либо кто-то из супругов, примет решение оставить такую недвижимость в своей собственности и взять на себя обязательство погасить кредит перед банком.

От решения данного главного вопроса и зависят дальнейшие действия, которые лучше совершать проконсультировавшись со специалистом, который поможет составить на первоначальном этапе заявление в банк, выдавший кредит, с целью получения согласия банка на дальнейшие действия связанные с недвижимостью купленной за счёт вредств банка.

Главное что нужно помнить супругам которые решили развестись, это то, что при разводе делится не только общее имущество супругов, но и долги, а также тот факт, что все их действия связанные с разделом имущества приобретённого в ипотеку, им придётся согласовывать с банком, и получать необходимые одобрения.

Конечно же существует и возможность поделить приобретённую в совместную собственность недвижимость на доли, и  выплачивать кредит в соответствии с ее размером, но стоит иметь в виду, что такую схему банк может одобрить только тогда, когда уровень доходов супругов позволяет погашать платежи и это не создает проблем для банка. Также, если оформляется развод, а квартира в ипотеке, то супруги могут решить вопрос и переоформить кредитный договор на одного из супругов, в этом случае второй супруг подписывает отказ от выплат и претензий на жилплощадь.

Более просто и справедливо раздел квартиры в ипотеке после развода может быть произведен при досрочном погашении обязательств и внесении выплаты в банк преждевременно. Если бывшие супруги не могут найти средства, то необходимая сумма для погашения может быть получена в ходе продажи жилья, но только с разрешения банка, который выдал кредит. При продаже квартиры с обременением часть полученных от сделки средств поступает в счет погашения оставшейся части задолженности, при этом свободные средства делятся между бывшими супругами. 

 

21 марта 2014 г.

Жена препятствует общению с ребёнком, что делать?

Вопрос: Что делать если жена препятствует общению с ребёнком?

В соответствии со ст. 66 СК РФ, родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решение вопросов получения ребенком образования. Для реализации данного права необходимо учесть следующее:

Права на общение с ребенком родителя, проживающего отдельно от него, регулируются ст. 66 СК РФ. Они вытекают из права ребенка на общение, провозглашенное п. 3 ст. 9 Конвенции о правах ребенка, где говорится о праве ребенка, который разлучается с родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с ними, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

Передача ребенка на воспитание одному из родителей не лишает другого родителя обязанности участвовать в его воспитании. Проживающий отдельно от ребенка родитель вправе общаться с ним и обязан принимать участие в его воспитании, а родитель, с которым ребенок проживает не вправе препятствовать в этом другому родителю.

Для реализации данного права необходимо обратиться в суд по месту жительства лица, препятвующего общению с ребёнском.

При подготовке дела к судебному разбирательству и во время судебного разбирательства, суд обязан принять меры к заключению сторонами мирового соглашения, результатом которого может быть: отказ истца от иска, принятый судом; признание решения по делу; заключение мирового соглашения, утвержденного судом.

Если предпринятые меры по мирному урегулированию спора не дали результата, суд выносит решение по заявленным истцом требованиям, которые сводятся к устранению препятствий к общению, которое заключается в определении порядка такого общения.

Его материально-правовую основу составляют: право родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ним (п. 1 ст. 66 СК РФ, п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27.05.98 N 10); право несовершеннолетнего на общение с родителем, проживающим по другому адресу (ст. 55 СК РФ), при осуществлении которого необходимо защищать интересы ребенка, что подчеркивает ч. 2 п. 8 названного Постановления; обязанность родителя, с которым проживает ребенок, не препятствовать его общению с другим родителем (п. 2 ч. 1 ст. 66 СК РФ).

Суд в своем решении также подтверждает право на общение и одновременно, сообразуясь с конкретной ситуацией (возрастом ребенка, состоянием его здоровья, степенью привязанности к каждому из родителей и т.п.), определяет его порядок (который, с одной стороны, обеспечивает родительские права проживающего отдельно от ребенка истца, с другой – соответствует интересам несовершеннолетнего), о чем специально говорится в резолютивной части решения. Поэтому в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27.05.98 N 10 делается уточнение о порядке общения, имея в виду его место, продолжительность и т.п.

Чем конфликтнее отношения родителей, тем определёнее должны быть формы общения. Но так как судебное решение должно быть стабильным, излишняя детализация в регулировании отношений родителей, наметившаяся в последнее время в судебной практике, только затрудняет защиту прав ребенка, одного из родителей ребенка, затягивает процесс исполнения судебного решения или делает его невозможным. Поэтому суду надлежит обратить внимание на основные, наиболее спорные моменты общения.

В иске об устранении препятствий к общению может быть отказано, если того требуют интересы ребенка. Но всякий раз такой отказ нуждается в серьезном обосновании (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27.05.98 N 10). Суд может отказать в иске, если будут установлены уважительные причины, из-за которых родитель препятствует общению.

Так в удовлетворении иска может быть отказано если будет установлено, что любое общение ребенка с отцом на данном этапе нецелесообразно, т.к. причиняет психическую травму ребенку, что может повлечь ухудшение физического состояния ребенка, в силу имеющегося у него заболевания, что может быть подтверждено заключением судебно-психологической экспертизы назначенной судом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

21 марта 2014 г.

Возмещение убытков с ликвидатора организации.

Вопрос: Возможно ли привлечь ликвидатора к ответственности за не осуществление расчётов со всеми кредиторами при ликвидации юридического лица?

Ответ: Да, возможно. Вышеуказанный ответ содержится в определении Верховного Суда РФ, от 31 марта 2016 г. N 304-ЭС15-16673, указавшего о том, что в соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 63 Гражданского кодекса ликвидационная комиссия (ликвидатор) принимает меры по выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также уведомляет в письменной форме кредиторов о ликвидации юридического лица. Указанная обязанность ликвидационной комиссии (ликвидатора) по совершению действий, направленных на разрешение надлежащим образом вопросов, касающихся расчетов с кредиторами, распространяется в равной мере как на кредиторов по обязательствам, возникшим до начала ликвидационной процедуры, так и на кредиторов по текущим (возникшим в процедуре ликвидации) обязательствам ликвидируемого юридического лица.

Согласно сложившейся судебной практике по смыслу статей 61 – 64 Гражданского кодекса недопустимо внесение в ликвидационные балансы явно недостоверных сведений – составление балансов без учета обязательств ликвидируемого лица, о наличии которых было доподлинно известно, и которые не по вине кредиторов не были отражены в балансах.

Пунктом 3 статьи 62 Гражданского кодекса и пунктом 3 статьи 57 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” установлено, что с момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица.

Таким образом, на ликвидационной комиссии лежит обязанность по обеспечению надлежащего исполнения текущих обязательств ликвидируемой организации. Расходы, связанные с продолжением функционирования юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, работой ликвидационной комиссии (ликвидатора), сопутствующие издержки должны покрываться за счет имущества ликвидируемого юридического лица (пункт 1 статьи 48 Гражданского кодекса).

Таким образом, в Председателю ликвидационной коммисси (ликвидатору) возможно предъявление иска о возмещении убытков в причиненных в связи с ненадлежащим исполнением своих обязанностей.

21 сентября 2017 г.

Доказывание отрицательного факта.

Вопрос: Суд требует доказать то чего не было, какие доказательства можно представить ?

Ответ: Доказывание того, чего не было, на юридическом языке называется доказыванием отрицательного   факта —  подтверждение отсутствия чего-либо. Часть судов полагает, что доказать отрицательный факт нельзя, другая может потребовать доказательства отрицательного факта от стороны спора. 

Так Президиум Высшего арбитражного суда РФ при рассмотрении дела № А51-15943/2011,  указал следующее:

Распределение бремени доказывания в споре о возврате неосновательно полученного должно строиться в соответствии с особенностями оснований заявленного истцом требования. Исходя из объективной невозможности доказывания факта отсутствия правоотношений между сторонами, суду на основании статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо делать вывод о возложении бремени доказывания обратного (наличие какого-либо правового основания) на ответчика”.

Какие доводы можно приводить в опровержение, например, факта поставки: поставщик не закупал и не оплачивал товар, который якобы реализовал позже по спорному договору; он технически не мог произвести за короткий срок такое количество товара, которое якобы было передано по спорному договору; он не заключал договоры с перевозчиками; у него нет собственного транспорта, складских помещений, сотрудников в нужном количестве и должной квалификации; товар не изменил свое место нахождения, несмотря на то, что право собственности перешло к другому лицу; стороны спорного договора в один день заключили договоры и поставили товар, притом что они значительно удалены друг от друга, и др. Это подтверждает судебная практика (постановления АС Западно-Сибирского округа от 02.10.14 по делу № А46-15531/2013, ФАС Поволжского округа от 27.03.14 по делу № А49-3284/2013, Президиума ВАС РФ от 18.10.12 № 7204/12 по делу № А70-5326/2011).

Нарушение процессуальных норм

Помимо доводов в опровержение «положительных фактов» стоит приводить ссылки на практику: суды указывают, что возлагать на сторону обязанность доказывать отрицательный факт — это нарушение норм процессуального права, которое смещает баланс между участниками процесса в пользу оппонента. Расмотрим четыре ситуации из судебной практики, в которых судьи высших инстанций возложили бремя доказывания на другую сторону процесса.

Право получения средств

Взыскатель, требующий вернуть неосновательное обогащение, не должен доказывать отсутствие правового основания получения средств. В этой ситуации бремя доказывания смещается в сторону ответчика, при этом не являясь для него бременем чрезмерным, поскольку в аналогичных случаях объективно невозможно доказать отрицательный факт. «…доказательства наличия таких отношений совершенно без претерпевания какого-либо непосильного бремени или, тем более, ущемления своих прав, мог бы предоставить ответчик…». В этом случае имеет место «трансформация отрицательного факта для истца в положительный для ответчика» (особое мнение судьи ВАС РФ Павловой Н.В. к постановлению Президиума ВАС РФ от 29.01.13 по делу № А51-15943/2011).

Отсутствие долга

Кредитор в деле о банкротстве не должен доказывать отсутствие долга, просуженного другим кредитором в третейском суде. Когда в деле о банкротстве конкурсный кредитор доказывает нелегитимность решения третейского суда, представленного другим кредитором, ему достаточно подтвердить только «существенность сомнений в наличии долга». Не нужно доказывать само отсутствие долга, иначе на него возлагалось бы бремя доказывания отрицательных фактов. Другой кредитор, настаивающий на наличии долга как участник третейского разбирательства, должен представить доказательства, подтверждающие факты его проведения и действительность решения третейского суда. Обязывать сторону доказывать отрицательный факт «недопустимо с точки зрения поддержания баланса процессуальных прав и гарантий их обеспечения» (п. 10 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2016), утв. Президиумом ВС РФ 13.04.16).

 Бухгалтерская отчетность общества

Участник общества не должен доказывать в суде отсутствие у общества другой бухгалтерской отчетности при взыскании действительной стоимости доли. Бывший участник общества обратился за взысканием действительной стоимости доли. Он рассчитал ее по данным бухгалтерского баланса, ответчик (общество) занял пассивную позицию и документы для расчета доли не представлял. Апелляция посчитала, что бухгалтерского баланса недостаточно, и, так как другой отчетности истец не представил, отказала во взыскании стоимости доли. Верховный суд указал, что апелляция неправомерно возложила на истца обязанность доказывать отсутствие у общества другой бухгалтерской отчетности. Участник уже представил свой расчет стоимости, а общество могло возражать относительно него и само представить другие документы (определение ВС РФ от 10.06.15 № 305-ЭС15-2572 по делу № А40-51637/2014).

Спор об инвестициях

Исполнитель по инвестиционному контракту не должен доказывать отсутствие финансирования со стороны инвестора. Суды возложили на исполнителя обязанность доказывать отсутствие финансирования по инвестиционному контракту. Верховный суд указал, что это нарушение статьи 65 АПК РФ (обязанность доказывания). Сам инвестор должен был подтвердить выполнение условий контракта, а именно перечисление средств. В этом случае нельзя было возлагать на исполнителя обязанность доказывать отрицательный факт (определение ВС РФ от 27.05.15 № 302-ЭС14-7670 по делу № А69-16/2013).

 Когда компания сталкивается с этим при рассмотрении дела, нужно убедить суд перераспределить бремя доказывания на оппонента. Так, суд должен указать, что заказчик не обязан доказывать невыполнение работ подрядчиком, а подрядчик обязан доказать, что он их выполнил. Это возможно, если: судья согласится с тем, что доказать отрицательный факт невозможно; компания опровергнет «положительный факт» совокупностью других доказательств. Например, опровергнет факт выполнения работ, доказав, что подрядчик физически не мог выполнить их. Таким образом, компания не докажет сам отрицательный факт, но внесет определенность в обстоятельства дела.

19 сентября 2017 г.

Как не стать обманутым дольщиком?

Одной из самых распространенных схем мошенничества является привлечение денежных средств граждан на строительство ЖСК. В настоящий момент жилищно-строительные кооперативы могут создавать только физические лица. Однако недобросовестные застройщики и тут нашли лазейку. Они скупают кооперативы, созданные юридическими лицами (в тот момент, когда создание ЖСК юридическими лицами еще было возможно), с уже имеющимся разрешениями на строительство. Деятельность таких кооперативов не подпадает под требования закона об участии в долевом строительстве, что делает граждан, заплативших за строительство, незащищенными. 

Исходя из этого, при заключении договора о долевом участии в строительстве многоквартирных домов надо внимательно ознакомиться с организационно-правой формой организации с которой заключается договор.

Защита прав дольщиков регулируется следующими законодательными актами:

Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ “Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации” (с изменениями и дополнениями) прописана новая структура органов регионального государственного контроля в долевом строительстве, а также внесены изменения в Федеральный закон от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля” (далее – закон о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей) в части проведения проверок малого и среднего бизнеса. В ст. 9 закона о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей определено, что проведение плановых проверок допускается не чаще чем один раз в три года. В случае с долевым строительством это необоснованно, поскольку средний срок возведения объекта составляет от года до полутора лет. Для проведения внеплановой проверки раньше требовалось согласие прокурора. С 1 января 2014 года проведение плановых проверок возможно один раз в год, а внеплановых – регулярно (при наличии необходимости). Среди оснований для проведения внеплановой проверки теперь будут в том числе сообщения в СМИ и заявления самих дольщиков. Вместо получения согласия прокурора для проведения внеплановой проверки достаточно его уведомления. Среди новелл закона о внесении изменений можно выделить установление подходов и границ механизма страхования гражданской ответственности, определение страхового случая, обязанность ЖСК получать разрешение на строительство в соответствии с законом об участии в долевом строительстве. 

Приказ Минрегиона России определил критерии проблемных объектов и обманутых дольщиков. Его издание было вызвано необходимостью систематизировать подходы и установить единообразные стандарты.

Основная новелла закона об участии в долевом строительстве – введение обязательного страхования долевого строительства.

Действие указанных актов позволит решить проблему “жертв двойных продаж” – граждан, которые оказались пострадавшими от мошеннических действий и чьи квартиры перепродавались по нескольку раз.

После утверждения приказа Минрегиона России этих двойных стандартов быть не может.

Несмотря на то, что Указом Президента РФ от 1 ноября 2013 г. № 819 “О Министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации” полномочия, связанные с долевым строительством и со строительством в целом перешли от Минрегиона России к Минстрою России, все нормативно-правовые акты, изданные Минрегионом России, продолжат свое действие.

Одной из проблем привлечения к ответственности недобросовестных застройщиков является вариативность квалификации их деяний согласно УК РФ. Таких лиц в зависимости от обстоятельств совершенных преступлений привлекают и по ст. 159 УК РФ, и по ст. 160 УК РФ, и по ст. 165 УК РФ, и по ст. 201 УК РФ.

Для создания единообразной практики инициативной группой в 2014 году планируется внесение в Госдуму законопроекта, предусматривающего изменения в действующий УК РФ и введение единой статьи, устанавливающей ответственность за нецелевое использование средств участников долевого строительства.

21 марта 2014 г.

Раздел общего имущества супругов после развода

Вопрос: Возможен ли раздел общего имущества супругов при предъявлении иска к одному из супругов  требования о взыскании   долга.

Ответ:  Предъявление к одному из супругов или к обоим супругам требования о взыскании долга, а также принятие обеспечительных мер в отношении совместно нажитого имущества или его части не препятствуют разделу такого имущества, данная позиция имеется в Определении Судебной коллегии     по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 июля 2013 г. N 34-КГ13-5, в котором указано следующее:

      А. обратилась в суд с иском к М. о разделе совместно  нажитого имущества, указав, что  состоит  с  ответчиком  в  браке  с  6  мая 1995 г.; в период брака ими нажито следующее имущество: 100%  долей в уставном капитале ООО “Кольская пивоваренная  компания  “Арктика” (далее –  ООО  “КПК  “Арктика”),  автомобиль.  Истица  просила  суд произвести раздел 100% долей уставного  капитала,  в  собственность ответчика передать транспортное средство, взыскать в ее пользу с М. разницу стоимости имущества.

     К. обратилась в порядке ст. 42 ГПК РФ в суд с  самостоятельным иском относительно предмета спора, указав, что  5  октября  2005 г. между  М.  и  Г.  заключен  договор  займа,  право  требования   по указанному договору заимодавец уступил К. Поскольку  договор  займа заключался в период брака  между  истцом  и  ответчиком,  последний действовал в интересах семьи и с одобрения супруги А., просила  суд распределить между супругами общий долг.

     Решением     Октябрьского    районного  суда  г. Мурманска  от 14 сентября 2012 г. произведен раздел совместно нажитого имущества, в собственность М. передан легковой автомобиль; за А. и М. признано право собственности  на  50%  долей  уставного  капитала  ООО  “КПК “Арктика”  за  каждым;  с  М.  в  пользу   А.   взыскана   денежная компенсация; в удовлетворении иска К. отказано.

     Апелляционным определением судебной  коллегии  по  гражданским делам Мурманского областного суда от  13  февраля  2013 г.  решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от 14 сентября  2012 г.  в части раздела 100% долей в уставном  капитале  ООО  “КПК  “Арктика” отменено. По делу в отмененной части  постановлено  новое  решение, которым в  удовлетворении  иска  А.  о  разделе  долей  в  уставном капитале ООО “КПК “Арктика” отказано.

     В кассационной жалобе А. просила об  отмене  определения  суда второй инстанции.

     Судебная  коллегия  по гражданским  делам  Верховного Суда  РФ  23   июля   2013 г.   признала,      что      имеются    основания, предусмотренные ст. 387 ГПК РФ, для отмены состоявшегося  судебного постановления в кассационном порядке.

     Судом установлено, что М. и А. с 6 мая  1995 г.  по  настоящее время состоят в браке,  в  период  которого  супругами  приобретено следующее имущество:  100%  долей  в  уставном  капитале  ООО  “КПК “Арктика”, автомобиль.

     Собственником 100% долей в уставном  капитале  и  единственным участником ООО “КПК “Арктика”,  а  также  собственником  автомобиля является М.

     Разрешая  заявленные  требования,  Октябрьский  районный   суд г. Мурманска  пришел  к  выводу  о  том,  что  указанное  имущество приобретено супругами в период брака, является их совместно нажитым имуществом и подлежит разделу между ними в равных долях.

     Отменяя   решение  Октябрьского районного суда г. Мурманска от 14 сентября 2012 г.  в части раздела 100% долей в уставном капитале ООО “КПК “Арктика”,    судебная   коллегия   по гражданским  делам

Мурманского областного суда  исходила  из  того,  что  М.  является должником по сводному исполнительному производству, находящемуся  в производстве  межрайонного  специализированного   отдела   судебных приставов по особым исполнительным производствам  УФССП  России  по Мурманской области, в пользу разных взыскателей.

     Определением   Октябрьского  районного  суда  г. Мурманска  от 2 июля 2012 г. наложен  арест на 100%    долей  уставного  капитала ООО “КПК “Арктика”.

     В  связи  с  этим  судебная  коллегия  по  гражданским   делам Мурманского областного суда пришла к выводу о том, что при  разделе долей  в  уставном  капитале  предполагается  возникновение   права собственности А. на доли в  уставном  капитале  и,  как  следствие, переход к ней прав и обязанностей по управлению обществом.

     Поскольку на доли в уставном капитале наложен арест,  судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда пришла  к выводу о том, что  А.  при  разделе  совместно  нажитого  имущества вправе претендовать на денежную компенсацию причитающейся ей доли в уставном капитале ООО “КПК “Арктика”. При этом,  учитывая,  что  А. были заявлены требования о признании за ней права на 100%  долей  в уставном капитале ООО  “КПК  “Арктика”,  об  ином  порядке  раздела совместно нажитого имущества  требования  не  заявлялись,  судебная коллегия областного суда отказала в  удовлетворении  иска  в  части раздела долей в уставном капитале ООО “КПК “Арктика”.

     Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  РФ  не согласилась с апелляционным определением по следующим основаниям.

     В соответствии с п. 2  ст. 34  СК  РФ  к  имуществу,  нажитому супругами во время брака  (общему  имуществу  супругов),  относятся доходы   каждого   из   супругов    от    трудовой    деятельности, предпринимательской  деятельности  и  результатов  интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты,  не  имеющие  специального  целевого   назначения   (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и  другие).  Общим  имуществом  супругов  являются  также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и  недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады,  доли  в  капитале,  внесенные  в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации,  и любое другое нажитое супругами в период  брака  имущество  независимо  от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого  или кем из супругов внесены денежные средства.

     Поскольку доли в ООО “КПК “Арктика” были приобретены супругами в период брака, представитель ООО “КПК “Арктика” не возражал против раздела указанного имущества, соответственно у  суда  апелляционной

инстанции отсутствовали основания для отказа в удовлетворении  иска в части раздела долей в уставном капитале общества, приобретенных в период брака.

     Предъявление  к  одному  из  супругов  или  к  обоим  супругам требования о взыскании долга также не может препятствовать  разделу совместно нажитого в период брака имущества этих супругов.

     Кроме  того,  судом  апелляционной  инстанции  нарушены  нормы процессуального права.

     В соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 329 ГПК РФ в  определении  суда апелляционной инстанции должны быть указаны мотивы, по которым  суд пришел  к  своим  выводам,  и  ссылки   на   закон,   которым   суд руководствовался.

     Однако в  обжалуемом  апелляционном  определении  не  указано, какая норма закона запрещает раздел  совместно  нажитого  имущества супругов  при  наличии  обеспечительной  меры  в  отношении   этого имущества или его части. Кроме того, нормы  процессуального  права, регламентирующие   обеспечительные   меры   (арест),    не    могут препятствовать разделу совместно нажитого имущества  супругов,  что является исключительным правом супругов и не ставится в зависимость от обеспечительных мер.

     Само по себе наложение ареста на имущество не прекращает права собственности на него, лишь запрещая стороне  спора  самостоятельно определять юридическую судьбу принадлежащей ей вещи. Одновременно с этим обеспечительная мера не может  препятствовать  суду  применять надлежащие  нормы  действующего  законодательства  и   постановлять законное решение, разрешая тем самым спор.

     В силу чч. 1 и 2 ст. 327-1 ГПК РФ суд апелляционной  инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных  в  апелляционных жалобе,   представлении   и   возражениях   относительно    жалобы, представления. Суд апелляционной инстанции  оценивает  имеющиеся  в деле,  а   также   дополнительно   представленные   доказательства.

    Дополнительные  доказательства  принимаются   судом   апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало  невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам,  не  зависящим

от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции  выносит  определение.  В случае,  если  в  порядке  апелляционного  производства  обжалуется только  часть  решения,  суд  апелляционной   инстанции   проверяет

законность и обоснованность решения только в обжалуемой части.  Суд апелляционной инстанции в  интересах  законности  вправе  проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.

     Решение   Октябрьского    районного   суда   г. Мурманска   от 14 сентября 2012 г. было обжаловано в апелляционном  порядке А.,  в апелляционной жалобе ею  выражалось  несогласие  лишь  со  способом раздела судом общего имущества супругов,  а  не  оспаривалась  сама возможность такого раздела.

     Между тем судебная коллегия по гражданским  делам  Мурманского областного суда, проверяя законность постановления суда нижестоящей инстанции и отменяя его в той части, в которой А. не оспаривала его законность, вышла за пределы доводов  апелляционной  жалобы,  ничем это не обосновав.

     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ апелляционное определение судебной коллегии  по  гражданским  делам Мурманского  областного  суда  от  13  февраля  2013 г.   отменила, передала  дело  на  новое  рассмотрение  в  судебную  коллегию   по гражданским делам Мурманского областного суда.

27 марта 2014 г.

Можно ли вернуть часть процентов по кредитному договору при аннуитетных платежах?

Обстоятельства дела: Заемщик заключил с Банком договор кредитования  сроком на два года. По условиям кредитного договора в течение всего срока его действия Заёмщик  обязан выплачивать ежемесячно аннуитетный платеж (в состав которого были включены проценты за весь срок использования денежных средств). Спустя год Заёмщик досрочно погасил кредит. Имеет ли право Заёмщик на возврат части процентов по кредитному договору в данном случае за период, в котором фактически пользование обществом денежными средствами не осуществлялось?

 
Ответ с правовой точки зрения: Если по условиям кредитного договора в течение всего срока его действия  Заёмщик выплачивал ежемесячно аннуитетные платежи (в состав которых были включены проценты за весь срок использования денежных средств), то при досрочном погашении кредита он имеет право на возврат части процентов по кредитному договору за период, в котором фактически пользование денежными средствами не осуществлялось.
 
Обоснование: По смыслу ст. 809 Гражданского кодекса РФ проценты являются платой за пользование заемщиком суммой займа, а следовательно, подлежат уплате только за период с даты выдачи кредита и до даты его полного возврата. Взыскание процентов за период, в котором пользование суммой займа не осуществлялось, не может происходить по правилам указанной нормы.
 
Порядок начисления процентов по кредитам регламентируется Положением о порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками (утв. Банком России 26.06.1998 N 39-П) (далее – Положение).
 
В п. 5.1 Положения говорится, что проценты по размещенным денежным средствам поступают в пользу банка-кредитора в размере и в порядке, предусмотренных соответствующим договором на размещение денежных средств, причем начисление процентов осуществляется в соответствии с требованиями п. 3.5 Положения.
 
В п. 3.5 Положения установлено, что проценты на привлеченные и размещенные денежные средства начисляются банком на остаток задолженности по основному долгу, учитываемой на соответствующем лицевом счете, на начало операционного дня. А согласно п. 3.6 Положения банк должен обеспечить средствами программного обеспечения ежедневное начисление процентов по каждому договору нарастающим итогом с даты последнего отражения в бухучете банка суммы начисленных процентов.
 
Таким образом, сложилась позиция, что проценты начисляются каждый день реального пользования кредитом. Если бы при аннуитетном порядке возврата кредита проценты начислялись бы не только за прошедшие, но и за будущие периоды пользования кредитом, то не было бы никакой нужды рассчитывать их ежедневно – проценты можно было бы посчитать один раз за весь плановый срок пользования кредитом. Но проценты рассчитываются не вперед, а строго по факту, то есть каждый день за день реального пользования непогашенной суммой кредита, и их размер зависит именно от величины остатка задолженности по основному долгу.
 
Так ВАС РФ в п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 “Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре” удовлетворил требование заемщика о возврате ему части процентов, уплаченных в соответствии с кредитным договором, поскольку они были уплачены за период, в течение которого пользование денежными средствами уже прекратилось, указав следующее:

 

         Суд удовлетворил требование заемщика о возврате ему части процентов, уплаченных в соответствии с кредитным договором, так как они были уплачены за период, в течение которого пользование денежными средствами уже прекратилось.

 

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском о возврате части процентов за пользование кредитом, уплаченных им банку по кредитному договору.

 

Суд первой инстанции установил, что между предпринимателем и банком был заключен кредитный договор, по условиям которого кредит возвращается заемщиком путем ежемесячной уплаты в течение одного года фиксированной денежной суммы, в составе которой в первую очередь учитываются проценты за весь указанный в договоре срок пользования кредита (аннуитетный порядок возврата кредита). Спустя семь месяцев после выдачи кредит погашен заемщиком досрочно. Истец представил расчет, из которого вытекало, что проценты, уплаченные им в составе аннуитетных платежей, охватывают в том числе и тот период, в течение которого реальное пользование заемными денежными средствами не осуществлялось, так как кредит был возвращен досрочно.

 

Банк возражал против удовлетворения требования, ссылаясь на то, что уплаченные проценты соответствовали условиям договора.

 

Суд удовлетворил исковое требование предпринимателя, руководствуясь следующим. По смыслу статьи 809 ГК РФ проценты являются платой за пользование заемщиком суммой займа. Таким образом, проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами, подлежат уплате только за период с даты выдачи кредита и до даты его полного возврата. Взыскание процентов за период, в котором пользование суммой займа не осуществлялось, не может происходить по правилам названной нормы.

 

Суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении апелляционной жалобы банка, согласился с судом первой инстанции и подчеркнул, что основания для взыскания с предпринимателя не полученных банком доходов отсутствуют, так как заемщик не нарушил обязательств по кредитному договору.
 
 
Ответ на основании позиции судебных органов:
Однако, Высший Арбитражный Суд РФ Указом Президента расформирован, а суды общей юрисдикции в удовлетворении исков о возврате излищне уплаченных процентов при досрочном погашении кредита аннуитетными платежами отказывают мотивируя своё решение добровольными выбором истца такого способа кредитования:
 
Так, Московский городской суд в апелляционном определении от 30 июля 2014 г. по делу N 33-30404/14, указал следующее:
В соответствии с пунктом 1 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору кредитор (банк или иная кредитная организация) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты. В соответствии с данным определением кредитный договор является возмездной сделкой, предполагающей плату за предоставленный кредит. Указанная плата выражается в процентах, которые устанавливаются договором и которые заемщик обязан выплатить кредитору за пользование предоставленными ему денежными средствами (кредитом).

 

В пункте 4 статьи 809 и пункте 2 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплено, что в случае досрочного возврата суммы кредита, предоставленного под проценты заемщику-гражданину для целей, не связанных с предпринимательской деятельностью, кредитор имеет право на получение от заемщика суммы процентов по договору, начисленных включительно до дня возврата суммы кредита, полностью или ее части.

 

Порядок начисления процентов конкретизирован Положением Банка России от 26 июня 1998 года N 39-П “О порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками”. В соответствии с которым, проценты по кредиту должны начисляться банком программным путем на остаток задолженности по основному долгу на начало каждого операционного дня нарастающим итогом.

 

Стороны при заключении кредитного договора предусмотрели погашение кредита аннуитетными платежами, предусматривающими первичное погашение процентов, исчисляемых на сумму остатка основного долга, и равенство ежемесячных выплат по размеру на весь кредитный период, а не дифференцированными платежами, которые подразумевают, что в течение всего периода погашения кредита идет уменьшение суммы ежемесячного платежа месяц от месяца.
Подписав кредитный договор, истец добровольно выбрал такой вид кредитования, его воля при совершении оспариваемой сделки была направлена именно на заключение кредитного договора с целью получения кредитных средств на условиях, достигнутых сторонами. При этом сторонами были согласованы все существенные условия сделки. Кроме того, следует отметить, что право на досрочное погашение кредита за заемщиком – физическим лицом прямо предусмотрено Гражданским кодексом Российской Федерации, где также сказано, что при досрочном погашении кредита кредитор имеет право на получение процентов до дня возврата суммы займа (фактическое пользование).
 
Аналогичное определение вынесено Санкт-Петербургским городским судом в апелляционном определелении от 09.09.2014г. №  33-13593/2014.
09 декабря 2014 г.

Доказательства вины при ДТП

Вопрос: Должен ли истец при обращении в суд доказать вину в ДТП?

Ответ: В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства на которые ссылается, как на основания своих доводов и возражений, если иное не предусмотрено законом.

В данном случае законом предусмотрена обязанность ответчика доказать свою не виновность, что следует из следующих положений действующего законодательства:

В соответствии с пунктом 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064 названного кодекса).

В силу положений статьи 1064 этого же кодекса вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1).

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2).

В пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” разъяснено, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

Из приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что причинитель вреда считается виновным до тех пор, пока не докажет отсутствие своей вины.

 

 

24 сентября 2017 г.

Последствия отмены постановления о предоставления земельного участка в аренду

Вопрос: В случае отмены органом местного самоуправления постановления о предоставлении земельного участка в аренду, означает ли это отмену договора аренды заключенного на основании данного постановления?

Ответ: Нет не означает, поскольку если орган местного самоуправления (арендодатель) отменил в порядке самоконтроля постановления о предоставлении земельных участков в аренду, то это не является основанием для расторжения договора аренды указанных участков. 

Верховный Суд РФ, в Определении  ВС РФ ОТ 18.11.2014 N 29-КГ14-3  разъяснил, что такая отмена по существу является односторонним расторжением договора. В соответствии со ст. 450 ГК РФ изменить или расторгнуть договор по требованию одной из сторон можно, когда другая сторона существенно его нарушила или в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. При этом расторжение по перечисленным основаниям производится в судебном порядке. В рассмотренной ситуации возможность расторгнуть договор аренды в одностороннем порядке не была предусмотрена. На наличие существенных нарушений этого договора орган местного самоуправления не ссылался. Также он не привел объективных причин для расторжения договора аренды ни в акте об отмене постановлений о предоставлении земельных участков в аренду, ни в исковом заявлении, ни в возражениях на кассационную жалобу.

ВС РФ помимо прочего отметил, что в результате произвольного расторжения договоров аренды с изъятием законно предоставленных земельных участков нарушается публичный порядок, принципы правовой определенности и уважения собственности.

22 декабря 2014 г.