Роман Бевзенко – Честь имею!

Объяснение Романа Бевзенко в связи с увольнением  из Российской школы частного права.

На сайте Закон РУ, размещена информация Романа Бевзенко с связи с увольнением из Российской школы частного права, следующего содержания:

Я подал заявление об увольнении из РШЧП 1 июля, 15 июля я перестану числиться преподавателем Школы. Здесь я хочу публично объяснить причины, по которым я был вынужден это сделать.

РШЧП – это структурная единица Центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ. Его возглавляет Лидия Юрьевна Михеева. Центр является структурой, главная задача которой заключается в аналитической работе в интересах Совета по кодификации гражданского законодательства при Президенте РФ. Председателем Совета является Павел Владимирович Крашенинников.

Собственно, все три причины, которые вынудили меня принять решение об увольнении из Школы, в которой я преподавал с 2014 года, основаны на этих фактах.

Первое. Л.Ю. Михеева и П.В. Крашенинников – участники рабочей группы по подготовке поправок в Конституции нашей страны.

На мой взгляд, эти поправки – набор нелепостей (про память предков, с которой к нам перенеслась вера в бога (какого именно?), коммунизм и проч.); бессодержательных социальных “плюшек” (типа МРОТа, пенсий и проч., которые и так сегодня есть в законах); бессмысленных замен слов (с “согласование ” на “утверждение” председателя правительства, “член Совета Федерации” на “сенатор”); просто вредных инициатив (типа упрощения лишения статуса судей и уменьшение количества судей Конституционного суда).

Наконец, то, ради чего, на мой взгляд, все это задумывалось – обнуление сроков президента Путина – просто низвергает фундаментальный принцип конституционного права, принцип сменяемости власти. Из-за “обнуления” сроков президента Путина наша страна встала в один ряд с такими странами, как Буркина-Фасо, Бурунди, Сенегал, Боливия, Таджикистан, Узбекистан, Белоруссия, Казахстан и проч. Мне стыдно, что моя Родина теперь имеет свое место в этом списке. Увы, люди, стоящие во главе организации, частью которой является РШЧП, участвовали в этом мероприятии.   

Я прекрасно понимаю, что и П.В. Крашенинников, и Л.Ю. Михеева фактически действующие политики. Первый – руководитель главного комитета Госдумы (по законодательству), вторая – глава Общественной палаты России. Меня смущает то, что люди, вовлеченные в политические процессы, возглавляют экспертное по своей сути учреждение. 

Такого быть не должно, эксперты должны быть свободны от влияний политической нужды, трендов и проч. Увы, в Центре этот принцип был нарушен. И именно поэтому руководители Центра не могли не быть вовлечены в политическое мероприятие, каковым и являют конституционные поправки.

Я свое отношение к этим поправкам уже выразил – я считаю их неправовыми (как считают их неправовыми подавляющее большинство знакомых мне юристов; в пользу поправок я читал только мнения тех юристов, которые участвовали в их разработке). Поэтому я не могу работать в одном учреждении с людьми, которые были активными участниками процедуры их разработки и принятия.    

Второе. РШЧП – часть Центра частного права ПРИ президенте Путине. 

Собственно, это вторая причина моего увольнения. По духу прежней Конституции президент Путин должен был оставить свою должность навсегда в 2008 году. По букве прежней Конституции он должен был бы оставить свою должность в 2024 г. В результате конституционных поправок мы получили возможность расстаться с президентом Путиным только лишь в 2036 году. 

Я еще раз повторю, что считаю принцип сменяемости власти (наряду с разделением властей с акцентом на независимость и профессиональность суда, а также свободой слова) одним из основополагающих принципов устройства современного общества. Я считаю, что все эти принципы в президентство В.В. Путина подверглись сильнейшей атаке, а где-то даже и уничтожению. Принятие изменений в Конституции стало последней каплей. Я больше не хочу работать в учреждении, существующем ПРИ нынешнем президенте России. 

Кстати, я почти убежден в том, и нынешние руководители Центра прекрасно понимают, что, в том числе, их руками, в России построен автократический, неправовой режим. Но они –  действующие политики, для них всё это – просто средство достижения их личных целей (карьера, материальные блага, влияние, близость к верховной власти и проч.). И поэтому мне с ними не по пути.

Но если я ошибаюсь, и они – искренние сторонники президента Путина, его поступков и решений – мне тогда с ними тем более не по пути. 

Третье. Центр носит имя Сергея Сергеевича Алексеева. Это один из столпов современной российской юриспруденции, один из отцов-основателей правовой системы современной России, который увы, ушел семь лет назад. Он не только один из разработчиков Гражданского кодекса нашей страны, но и один из соавторов Конституции, которая была так безжалостно испорчена нынешними поправками.

В 2009 году С.С. Алексеев опубликовал небольшую работу “У истоков Конституции”, в которой он предупреждал о том, что увеличение срока президентства с 4 до 6 лет свидетельствует об усилении авторитарных тенденций в стране. Вообще вся эта работа пронизана опасением как за саму Конституцию, так и за практику ее применения в реальной жизни. 

Увы, все эти предчувствия и опасения Сергея Сергеевича сбылись. 

Насколько я знаю, Павел Владимирович Крашенинников считает себя учеником Сергея Сергеевича. Интересно, думает ли он о том, что сказал бы о его деятельности в последние полгода его Учитель?

Я общаюсь с некоторыми членами семьи Сергея Сергеевича и услышал от них такое: они “сомневаются, был бы Сергей Сергеевич рад тем поправкам, которые предложены в качестве изменений Конституции, посколько во главе угла Конституции – права и свободы человека и гражданина, принцип разделения властей, что вносимыми поправками размывается”. 

На мой взгляд, руководители Центра им. Сергея Сергеевича Алексеева, сделали то, что Сергей Сергеевич совершенно бы не одобрил. Кажется, что после этого людям, которые разделяют идеалы С.С. Алексеева, работать в Центре будет или очень сложно, или попросту невозможно. Я выбрал второе.

PS. Я написал письмо Л.Ю. Михеевой о том, что я больше не вижу себя среди преподавателей Школы сразу после принятия “поправки Терешковой”, это было 18 марта 2020 года. В нем я сослался на текущие политические события в стране как основание для принятия такого решения и пообещал, что дочитаю курс по праву недвижимости нынешнему первому курсу магистратуры, поучаствую в приеме экзаменов и защитах, и после этого уволюсь. Собственно, именно это и произошло. Никаких других оснований увольняться из магистратуры, которая когда-то была лучшей магистратурой по частному праву в России и сейчас несомненно остается одной из таковых, у меня не было. 

 PPS. Я хочу принести извинения нынешнему первому курсу магистратуры РШЧП, которому я должен был этой осенью прочитать курс по обеспечению обязательств, за то, что я не смогу это сделать.

Я подумываю над тем, чтобы сделать открытый курс по обеспечению, который я буду читать онлайн и который будет доступен для всех желающих путем трансляции в моем YouTube канале. Надеюсь, что это сможет хотя бы как-то компенсировать ваши ожидания в изучении права обеспечительных сделок.