Загрузка...


Доказывание отрицательного факта.

Доказывание отрицательного факта.

Вопрос: Суд требует доказать то чего не было, какие доказательства можно представить ?

Ответ:

Доказывание того, чего не было, на юридическом языке называется доказыванием отрицательного   факта —  подтверждение отсутствия чего-либо. Часть судов полагает, что доказать отрицательный факт нельзя, другая может потребовать доказательства отрицательного факта от стороны спора. 

Так Президиум Высшего арбитражного суда РФ при рассмотрении дела № А51-15943/2011,  указал следующее:

"Распределение бремени доказывания в споре о возврате неосновательно полученного должно строиться в соответствии с особенностями оснований заявленного истцом требования. Исходя из объективной невозможности доказывания факта отсутствия правоотношений между сторонами, суду на основании статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо делать вывод о возложении бремени доказывания обратного (наличие какого-либо правового основания) на ответчика".

Какие доводы можно приводить в опровержение, например, факта поставки: поставщик не закупал и не оплачивал товар, который якобы реализовал позже по спорному договору; он технически не мог произвести за короткий срок такое количество товара, которое якобы было передано по спорному договору; он не заключал договоры с перевозчиками; у него нет собственного транспорта, складских помещений, сотрудников в нужном количестве и должной квалификации; товар не изменил свое место нахождения, несмотря на то, что право собственности перешло к другому лицу; стороны спорного договора в один день заключили договоры и поставили товар, притом что они значительно удалены друг от друга, и др. Это подтверждает судебная практика (постановления АС Западно-Сибирского округа от 02.10.14 по делу № А46-15531/2013, ФАС Поволжского округа от 27.03.14 по делу № А49-3284/2013, Президиума ВАС РФ от 18.10.12 № 7204/12 по делу № А70-5326/2011).

Нарушение процессуальных норм

Помимо доводов в опровержение «положительных фактов» стоит приводить ссылки на практику: суды указывают, что возлагать на сторону обязанность доказывать отрицательный факт — это нарушение норм процессуального права, которое смещает баланс между участниками процесса в пользу оппонента. Расмотрим четыре ситуации из судебной практики, в которых судьи высших инстанций возложили бремя доказывания на другую сторону процесса.

Право получения средств

Взыскатель, требующий вернуть неосновательное обогащение, не должен доказывать отсутствие правового основания получения средств. В этой ситуации бремя доказывания смещается в сторону ответчика, при этом не являясь для него бременем чрезмерным, поскольку в аналогичных случаях объективно невозможно доказать отрицательный факт. «…доказательства наличия таких отношений совершенно без претерпевания какого-либо непосильного бремени или, тем более, ущемления своих прав, мог бы предоставить ответчик…». В этом случае имеет место «трансформация отрицательного факта для истца в положительный для ответчика» (особое мнение судьи ВАС РФ Павловой Н.В. к постановлению Президиума ВАС РФ от 29.01.13 по делу № А51-15943/2011).

Отсутствие долга

Кредитор в деле о банкротстве не должен доказывать отсутствие долга, просуженного другим кредитором в третейском суде. Когда в деле о банкротстве конкурсный кредитор доказывает нелегитимность решения третейского суда, представленного другим кредитором, ему достаточно подтвердить только «существенность сомнений в наличии долга». Не нужно доказывать само отсутствие долга, иначе на него возлагалось бы бремя доказывания отрицательных фактов. Другой кредитор, настаивающий на наличии долга как участник третейского разбирательства, должен представить доказательства, подтверждающие факты его проведения и действительность решения третейского суда. Обязывать сторону доказывать отрицательный факт «недопустимо с точки зрения поддержания баланса процессуальных прав и гарантий их обеспечения» (п. 10 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2016), утв. Президиумом ВС РФ 13.04.16).

 Бухгалтерская отчетность общества

Участник общества не должен доказывать в суде отсутствие у общества другой бухгалтерской отчетности при взыскании действительной стоимости доли. Бывший участник общества обратился за взысканием действительной стоимости доли. Он рассчитал ее по данным бухгалтерского баланса, ответчик (общество) занял пассивную позицию и документы для расчета доли не представлял. Апелляция посчитала, что бухгалтерского баланса недостаточно, и, так как другой отчетности истец не представил, отказала во взыскании стоимости доли. Верховный суд указал, что апелляция неправомерно возложила на истца обязанность доказывать отсутствие у общества другой бухгалтерской отчетности. Участник уже представил свой расчет стоимости, а общество могло возражать относительно него и само представить другие документы (определение ВС РФ от 10.06.15 № 305-ЭС15-2572 по делу № А40-51637/2014).

Спор об инвестициях

Исполнитель по инвестиционному контракту не должен доказывать отсутствие финансирования со стороны инвестора. Суды возложили на исполнителя обязанность доказывать отсутствие финансирования по инвестиционному контракту. Верховный суд указал, что это нарушение статьи 65 АПК РФ (обязанность доказывания). Сам инвестор должен был подтвердить выполнение условий контракта, а именно перечисление средств. В этом случае нельзя было возлагать на исполнителя обязанность доказывать отрицательный факт (определение ВС РФ от 27.05.15 № 302-ЭС14-7670 по делу № А69-16/2013).

 Когда компания сталкивается с этим при рассмотрении дела, нужно убедить суд перераспределить бремя доказывания на оппонента. Так, суд должен указать, что заказчик не обязан доказывать невыполнение работ подрядчиком, а подрядчик обязан доказать, что он их выполнил. Это возможно, если: судья согласится с тем, что доказать отрицательный факт невозможно; компания опровергнет «положительный факт» совокупностью других доказательств. Например, опровергнет факт выполнения работ, доказав, что подрядчик физически не мог выполнить их. Таким образом, компания не докажет сам отрицательный факт, но внесет определенность в обстоятельства дела.

19 сентября 2017 г.